RSS

Блог

  • + 0 -

    04 февраля, 2013

    Как покончить с «Россиротпромом»

    Автор: Борис Альтшулер, комментариев нет

    Правительство России определилось с приоритетами своей работы до 2018 года.

    На первом месте в числе первоочередных действий правительства стоит решение проблемы сиротства. По планам правительства, к 2018 году число сирот в стране сократится вдвое, а доля усыновленных воспитанников детских домов увеличится до 85%.

    Цели государство обозначило правильные. Но решить проблему можно намного быстрее, чем за пять лет. Но общее положение дел похоже на ситуацию, когда человек умирает от жажды, но у него нет воли протянуть руку и взять стоящий перед ним стакан с водой. Такое заболевание называется шизофренией.

    В Рязани сняли с работы главного врача дома ребенка Татьяну Гросс, которая способствовала устройству детей в семьи. Ее именно за это и уволили. Ведь по закону никто не вправе помогать усыновителям, а дети закрыты от постороннего глаза. В стране есть департаменты, отвечающие за усыновление, есть государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Любая опека должна идти через эти органы и в закрытом режиме. А там без взятки и разговаривать не будут, или поставят в сложные условия. Но любая попытка помочь усыновителям в обход этих организаций пресекается в корне. Нам удалось отстоять от снятия директора дома ребенка №7 в Москве. Там дети с ВИЧ-инфекцией. Он находил для них родителей, но его хотели снять. Эта машина, которую мы называем «Россиротпром», беспощадна. Дети для нее это товар.

    Для исправления ситуации нужно повсеместно создавать службы помощи семьям на дому. Как сказано в Указе президента Владимира Путина от 28 декабря 2012 года, «создание механизмов правовой, организационной и психолого-педагогической поддержки граждан Российской Федерации, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство, патронат) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

    Если сказанное в указе Путина будет реализовано, то «Россиротпром» будет уничтожен. Но пока всё идет в противоположную сторону. Пока только увеличиваются выплаты. Мы против этого не возражаем, но правила усыновления не меняются. Социальные работники, медики, психологи к семье не допущены. Семьи могут только сами обратиться за помощью. А со всеми ситуациями разбираются исключительно чиновники, только командно-административная система. И вот они отчитываются, что стали лучше работать: в 2012 году в Москве стало в два раза больше случаев лишения родительских прав. Везде в мире эта мера выглядит как исключение, а у нас поставлена на поток. Эти органы опеки только плодят новых сирот.

    У нас есть уникальный опыт устройства детей в семьи. Через короткое время не оставалось ни одного ребенка в детских домах, в которых мы работали. Первый опыт реализовывался с 2000 года Марией Терновской в детском доме №19 в Москве. Ее убрали, когда в 2008 году был принят закон об опеке и попечительстве, который исключил форму патронатной семьи. Сейчас Путин говорит о том, что для патронатной семьи надо создать правовую основу, но она была, пока Екатерина Лахова не протащила свой закон.

    В 2003 мы решили распространить опыт Москвы на Смоленск. Нам помогала большой энтузиаст, директор дошкольного коррекционного (для больных детей) детского дома Светлана Кузьменкова. У нее было около 60 детей-сирот, некоторые были очень больными. Удалось договориться с руководством области, и в 2005 был принят областной закон о патронате. Все дети ушли в семьи, а сотрудники детского дома (их было больше 70 человек) оказывали семьям помощь на дому. Для детей это было спасением от пожизненных социальных интернатов. Буквально за 2,5 года детский дом опустел. Потом опыт распространился в Псковской области, в Пермском крае. Но с принятием в 2008 году федерального закона об опеке всё закончилось. Тогда все мы, кто хотел сделать то, что предлагает сейчас Путин, проиграли.

    Желающих взять на воспитание детей больше, чем достаточно! Но сегодня органы опеки и попечительства имеют негласное указание не отдавать детей из интернатов, потому что на них выделяются деньги. Начинать надо с изменения федерального законодательства. В Семейном Кодексе у нас 51 статья посвящена тому, как разделять семьи, а как спасать семью – ни одной. Чиновники на местах даже не слышали ничего о президентском указе, о планах правительства. В интернатной системе крутятся большие деньги, и в соответствии со своими интересами чиновники и действуют.

    Получается, что решить проблему детей-сирот можно быстро. И затрат больших не нужно, и руководство страны в правильном направлении мыслит. Только придется уже имевший место быть опыт возрождать заново, преодолевая сопротивление чиновников от опеки разных уровней. Вопрос состоит в том, хватит ли правительству воли настоять на принятии законов, которые раньше хорошо работали, но были отменены…

    Опубликовано на портале «Свободная пресса»

    Рубрика: Дети

Оставьте свой комментарий

Чтобы оставить комментарий, вы должны войти или зарегистрироваться

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Внимание!

Внимание!

Возможность голосования доступна только зарегистрированным пользователям.

Авторизируйтесь или пройдите регистрацию