RSS Eng

Вернуться в раздел «Структура Палаты»

RSS

Печать

"Мы предлагаем процедуру объявления забастовки сократить до недели"

Профсоюзы готовятся к обострению трудовых споров На первом после праздников пленарном заседании Общественной палаты (ОП) планируется обсудить весьма актуальную на сегодня: речь пойдет о «проблемных точках» в отношениях между работниками и работодателями. 5 ноября, то есть за пару суток до очередной годовщины Октябрьского переворота, палата выносит на повестку недостатки нынешнего Трудового кодекса, который, по сути, не оставляет работникам право на легальную забастовку. Злободневность этих проблем в условиях кризиса вполне очевидна. Руководство российских профсоюзов в течение последнего времени готовило ряд серьезных поправок в действующее законодательство. Председатель комиссии ОП по трудовым отношениям и пенсионному обеспечению, заместитель руководителя Федерации независимых профсоюзов России Олег НЕТЕРЕБСКИЙ намерен представить эти законопроекты уже в готовом виде. О том, какие именно предложения подготовили профсоюзы, замглавы ФНПР рассказал корреспонденту «Времени новостей» Михаилу МОШКИНУ.

-- Ваши предложения были сформулированы сейчас или задолго до кризиса? И когда следует ожидать передачу ваших разработок «по адресу» -- депутатам Госдумы?

-- К нам в Общественную палату поступала масса жалоб, связанных с забастовками, остановкой работ, невыходами из шахт и т.д. Неоднократно отмечалось и то, что в России, по сути, отсутствует единая система социального партнерства между профсоюзами, работодателями и исполнительной властью. Мы стали разбираться и нашли огромное количество несовершенств и спорных моментов в действующем законодательстве. В итоге мы подключили экспертный совет специалистов и аппарат ФНПР. И сформировали три блока законодательных предложений.

Что касается внесения законопроектов в Госдуму, то, как мы ожидаем, это будет сделано в ближайшее время. Наша комиссия на стадии подготовки предложений работала с межфракционной депутатской группой «Солидарность». Кроме того, у нас есть соглашение с думским комитетом по труду и социальной политике, который возглавляет Андрей Исаев. В данный момент решается, кто из депутатов будет вносить каждый конкретный законопроект.

-- В чем заключаются ваши предложения?

-- Во-первых, они касаются судебной защиты работников. Профсоюзы отстаивают интересы своих членов в социально-трудовой сфере -- так записано в действующем законодательстве. Но возникает вопрос: имеет ли профсоюз право подавать иск в суд при возникновении конфликта между членом профсоюза и работодателем? По нынешнему законодательству, такой возможности у профорганизации нет. Человек сам, лично имеет право подавать в суд, но готов ли отдельно взятый сотрудник судиться с работодателем? Чаще всего не готов в силу моральных факторов, давления на этого работника. Поэтому, на наш взгляд, необходимо вернуть профсоюзам право, которое у них существовало в советские времена, право отстаивать интересы неопределенного круга лиц в судах.

Второе предложение касается порядка заключения коллективных договоров между работниками и работодателями. В нынешнем Трудовом кодексе есть не очень обоснованные моменты, которые, по нашему мнению, требуют корректировки. Коллективные договоры согласно Трудовому кодексу заключает первичная профсоюзная организация. Точка. Но такой порядок далеко не всегда эффективен. Возьмем, к примеру, железные дороги. Это единая структура, в которой действует единый профсоюз -- «Роспрофжел». Почему он не может выступить в качестве стороны при подписании договоров между работодателями и трудовым коллективом? Наше предложение таково: каждая профорганизация должна самостоятельно определять, кто именно подпишет это соглашение на уровне предприятия. Может быть, это будет не «первичка», а территориальная организация или весь отраслевой профсоюз в целом. Главное, чтобы коллективный договор был заключен грамотно и чтобы условия его исполнения могли эффективно контролироваться.

Третий, самый серьезный блок предложений связан с корректировкой Трудового кодекса -- тех его статей, которые касаются процедуры разрешения коллективных трудовых споров. В нынешнем ТК прописана длинная и мудреная процедура. От момента возникновения спора до начала забастовки необходимо пройти целый цикл согласований в течение 34 дней. В итоге официальная статистика утверждает, что забастовок в России в прошлом году, можно сказать, не было: по одним данным, было одна-две забастовки, по другим -- семь.

-- А реально?

-- Судя по тем сведениям, которые собрала комиссия Общественной палаты, было отмечено 1050 коллективных трудовых споров. Я не называю их забастовками, поскольку большая часть этих споров была признана судами незаконными. Работникам отказали в праве на выражение своего недовольства по одной простой причине -- не была полностью соблюдена процедура организации забастовок.

-- Но, по сути, это были забастовки?

-- По факту -- да. Даже суды признавали, что требования работников были справедливыми, но была нарушена процедура проведения акции. В законе есть несколько тупиковых моментов. Процедура крайне сложна: вначале должно пройти собрание или конференция трудового коллектива. Кстати, тут возникает вопрос -- почему профорганизация, если она объединяет более 50% работников, не имеет права объявить забастовку, так, как это принято во всем мире? Поэтому мы вносим поправку, дающую профсоюзам подобное право.

Потом, в законе говорится: если деятельность примирительной комиссии ни к чему не привела, дальше спор проходит через две процедуры -- посредничество и арбитраж. Далее, работники должны уведомить о забастовке за десять дней до ее начала. До этого они обязаны согласовать с работодателем и органом местного самоуправления перечень минимума работ, необходимых для того, чтобы окончательно не парализовать предприятие. Представьте себе, две стороны -- работник и работодатель -- вступают в спор. Каков интерес бастующих работников? Разумеется, сделать этот перечень поменьше, чтобы больше людей вовлечь в протестное выступление. У работодателя, очевидно, есть интерес максимально расширить этот перечень. Как вы думаете, как скоро они договорятся?

-- Судя по всему, нескоро.

-- Практика показывает, что они практически никогда не договариваются. В этом случае закон говорит, что спорящие стороны должны обратиться к исполнительной власти субъекта федерации -- может быть, она рассудит. Могу привести конкретный пример. Когда работники одного предприятия по закону обратились к региональным властям, те ответили: ваше письмо будет рассмотрено в положенный срок -- в течение месяца. А если госорган не рассмотрит за месяц? Тогда можно подавать жалобы, иски, но на предприятии-то уже вовсю идет конфликт. Работники все равно выходят на забастовку. Тогда работодатель подает иск в суд: как же, нарушена процедура! Суд в полном, заметим, соответствии с Трудовым кодексом признает акцию работников незаконной.

-- Каково в данном случае ваше предложение?

-- Мы предлагаем следующую схему: если стороны не договорились, они обращаются не в орган исполнительной власти, а в региональную трехстороннюю комиссию, в которой участвуют профсоюзы, работодатели и органы власти, и там в сжатые сроки обязаны принять решение. Срок тот же самый -- пять дней, но мы предлагаем саму процедуру по объявлению забастовки сократить с десяти до семи дней.

-- Что еще, с вашей точки зрения, необходимо изменить в том порядке разрешения конфликтов, который записан в кодексе?

-- Законом предусмотрено два механизма: создание примирительной комиссии (в рамках которой, как правило, примирение не достигается) и две добровольные процедуры -- посредник (этот институт, по сути, не работает, мы предлагаем его вообще убрать) и трудовой арбитраж. Мы же предлагаем сделать арбитраж не добровольной, а обязательной процедурой, более того, этот орган должен создаваться при региональной трехсторонней комиссии на паритетных основах. В Москве такой опыт уже наработан: с 2002 года действует арбитражный трудовой суд по разрешению коллективных споров.

Но надо понимать, что забастовка -- это не самоцель. Необходимо, чтобы существовали способы дозабастовочного разрешения конфликтов, и это один из таких способов. Решение арбитража должно быть обязательным для исполнения. Далее работники могут выходить на забастовку или подавать иск в суд, но уже на свой страх и риск.

-- Известно, что на заседании Общественной палаты будет обсуждаться и положение работников, которые на себе ощутили, что такое экономический кризис. Есть ли у профсоюзов какие-то предложения по поводу того, как можно смягчить его последствия?

-- Мы планируем, что на пленарном заседании выступят все заинтересованные стороны: представители трудовых коллективов, директорского корпуса, «Рострудинспекции», прокуратуры. В принципе сегодня Трудовой кодекс предусматривает «подушку безопасности» для работников. Резко сократить численность сотрудников работодатель не может: он должен за два месяца предупредить работников, провести сокращения. И после этого, если работник не трудоустроился, выплачивать ему зарплату в течение двух-трех месяцев.

-- В таком случае каковы, на ваш взгляд, основные риски для работников?

-- Резкого сокращения в реальном секторе ожидать не следует, в отличие от финансового сектора или торговли. Собственник понимает: если он сократит, например, численность литейщиков, то завтра он таких работников не найдет -- рабочие профессии вообще дефицитные. Нас беспокоит другое. У нас многие отрасли ориентированы на экспорт -- например, металлургия, химическая промышленность. Там сегодня наблюдается падение сбыта. Исходя из этого, работодатель будет принимать решения по переводу на неполную занятость -- на неполную рабочую неделю или сокращенный рабочий день. В рамках такого перевода может происходить замораживание или уменьшение зарплат.

Первое, что требуют работники -- и об этом будет сказано в нашем заявлении, -- полной открытости со стороны работодателей. Пусть они «выложат все карты на стол»: прежде, чем вести речь о сокращениях заработной платы сотрудников, скажите, каковы зарплаты и бонусы топ-менеджеров и куда направляется прибыль. Или же деньги, которые могли пойти на развитие производства, были вложены в покупку новых активов, в том числе за рубежом. И нужно ли это было предприятию? «Мы готовы войти в положение, и подтянуть пояса, т.к. тоже не хотим гибели производства. Но мы хотим честного откровенного разговора», -- так формулируют свою позицию многие трудовые коллективы. На такой разговор бизнес пока идти не готов.

Время новостей

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Актуальный комментарий

Консулу РФ отказали в посещении Вышинского

Президент РФ встретился с новым главой Олимпийского комитета России

  • Елена Истягина–Елисеева

    22.06.2018

    Елена
    Истягина–Елисеева

    «Путин чеко поставил основную задачу — восстановление доверия к российскому олимпийскому спорту»

Календарь событий

предыдущий месяц следующий месяц  
 

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться