RSS Eng

Вернуться в раздел «Структура Палаты»

RSS

Печать

Социальный инжиниринг

Значительно снизить уровень коррупции можно было бы, уменьшив роль государства в лицензировании, регулировании, разработке отраслевых стандартов и контроле за их соблюдением. Для этого необходимо, чтобы все перечисленные функции взяли на себя отраслевые саморегулируемые организации. Об этих возможностях и проблемах на пути их реализации шла речь 20 мая в Общественной палате на экспертном семинаре «Саморегулирование как важнейшее условие развития бизнеса и промышленного роста регионов».

Открывая заседание, руководитель исполкома общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Николай Остарков отметил, что саморегулирование рассматривается «Деловой Россией» не просто как законодательный процесс, а как технология выстраивания взаимоотношений отраслей народного хозяйства и между собой, и с обществом, и с регулирующими органами одновременно, то есть как некий «социальный инжиниринг». «Сейчас для развития саморегулирования предпринимаются в основном шаги сверху, но надо понимать, что дальнейший процесс без инициативы снизу затормозится: само собой ничего не получится», - предупредил Остарков.

По его словам, дальше всех по пути саморегулирования пошли строители, фармацевты все еще размышляют над стратегией, а производители алкогольной продукции были вынуждены пойти на это в противовес недавним регулирующим мерам со стороны правительства (имеется в виду поспешный ввод в действие системы ЕГАИС). «Таким образом, можно говорить о том, что в последнее время уровень самосознания отраслей повышается», - отметил представитель «Деловой России».

По его данным, в проекте «Ответственный бизнес за ответственное партнерство» принимают участие восемнадцать российских отраслей. «Следует отдавать себе отчет в том, что саморегулирование и создание саморегулируемой организации (СРО) в отдельно взятой отрасли есть принятие на себя повышенных обязательств, чтобы продемонстрировать стремление отрасли вести цивилизованный бизнес», - разъяснил Николай Остарков.

В области саморегулирования он считает насущными проблемами непроработанные детали взаимодействия федеральных и региональных СРО, перенос лицензирования на уровень СРО, внутреннее, институциональное устройство СРО, которое должно отличаться от структуры любого органа власти.

В свою очередь член Общественной палаты Петр Шелищ добавил, что гражданское общество, развитиемкоторого он занимается в Общественной палате, по сути и есть «мегасаморегулируемая организация». «В истории человечества был значительный период, когда общество обходилось без государства, которое позднее стало механизмом защиты одних членов гражданского общества от других». По его мнению, есть всего три фактора успеха работы по развитию саморегулирования – компетенция, коммуникация и мотивация. При этом у нас еще мало внимания уделяется проблеме процессуального механизма саморегулирования, то есть выработки стандартов, считает Петр Шелищ. «Приходится думать о том, что власть в рамках одной СРО может сконцентрироваться в руках далеко не самых честных и напрямую работать против остальных конкурентов, и возможность подобного произвола, уже не связанного с властью, следует заранее минимизировать», - отметил Шелищ. Он также обратил внимание собравшихся на то, что в России мало изучен опыт создания стандартов за рубежом, а они даже в рамках ISO содержат значительный, если не определяющий, организационно-управленческий компонент. «Отрасли должны взять в свои руки соответствующие технические комитеты по стандартизации и сами осуществлять выработку стандартов и производства, и управления им», - считает Петр Шелищ.

Президент Фонда поддержки законодательных инициатив Григорий Томчин заявил, что нормативная база для перехода любой отрасли к СРО создана, но переход будет осуществлен лишь при понимании целей и задач собственно СРО: надо понять, что отрасль, которая не действует в режиме саморегулируемой организации, неизбежно будет терять конкурентоспособность.

«СРО создается как один из институтов саморегулирования и призвана, во-первых, преодолеть излишнее давление власти на отрасль и, во-вторых, вытеснить из отрасли недобросовестных производителей», - напомнил Григорий Томчин.

Он пояснил, что вход на рынок в отраслях может быть свободным или разрешительным. В последнем случае отрасль вправе добиваться передачи функции допуска на рынок на уровень своей СРО, имея в виду, что и допуск на рынок, и удаление с него полностью ляжет на плечи организации. В случае свободного доступа на рынок излишнее давление власти на отрасль будет единственным инструментом контроля…

«Две реформы – саморегулирования и технического регулирования – в России разошлись, а жаль. Закон о СРО дает рамку для развития каждой отрасли, но каждая СРО должна лоббировать изменения в специальном законодательстве. СРО может существовать тогда и только тогда, когда берет на себя административные и финансовые обязательства, вплоть до ввода статей в КоАП о том, что СРО вправе поступать со своими членами так, как указано в КоАП, то есть подменить собой властные функции. В перспективе, хоть в законе этого пока и нет, может возникнуть и национальный союз СРО», - сообщил Томчин.

Реформа же технического регулирования, неразрывно связанная с саморегулированием, по мнению Томчина, подразумевает взятие на себя СРО выработку всей системы стандартов отраслевой деятельности. «Если СРО будет проигрывать на рынке нечлену СРО, работающему в той же отрасли, но выпускающему принципиально более конкурентоспособный продукт, это явится лишь стимулом для СРО изменить свои стандарты», - пояснил эксперт.

Он также сообщил, что в нашей стране сегодня лучше отработано создание СРО по принципу профессии: существуют организации арбитражных управляющих, аудиторов, оценщиков. «В результате создания в течение двух лет тридцати восьми СРО арбитражных управляющих «черное рейдерство» переключилось на судебных приставов и действует теперь через них. До реформы арбитражных управляющих в России было 30 тысяч, теперь осталось лишь 4,5 тысячи, поэтому это в некоторой степени успех», - констатировал Томчин.

Со своим видением проблем саморегулирования на семинаре выступил председатель Комитета Госдумы по собственности Виктор Плескачевский. Он напомнил собравшимся, что еще в 2001 году лицензируемых видов деятельности в РФ было около двух тысяч, в то время как в развитых странах эта цифра не превышала 30-40. За семь лет законодателям удалось найти выход из ситуации предельной бюрократизации производства: произошло его разгосударствление в виде создания саморегулируемых организаций производителей продукции.

«По сути, взаимодействовать в нашей модели должны два института – производители и потребители, уже есть огромный, стихийно сформировавшийся пласт права, куда государство не допущено, - сложившиеся правовые отношения производителей с потребителями, судебные решения по прецедентным вопросам», - сообщил депутат. По его словам, модель саморегулирования, разработанная для России, имеет четко выраженный отраслевой характер, но она подразумевает, что общества потребителей также будут со временем усиливать свое значение в системе, чтобы не дисбалансировать ее.

«Если отрасль не занимается своими стандартами, ими займется государство – так стоит вопрос. При этом отрасль должна понимать, что от атак со стороны потребителей она ничем не защищена», - сказал Виктор Плескачевский. Он посоветовал производителям перехватывать инициативу у государства, брать ответственность на себя. «Механизмом саморегулирования в развитых странах часто является репутационная ответственность – то есть риск потери профессии. В нашей модели ключом системы становится компенсационный фонд. Если жалобы потребителей принуждают СРО платить из него, не думаю, что проштрафившийся член СРО продержится в СРО более двух-трех обращений», - считает Плескачевский. Фонд гарантированного исполнения обязательств выступает, по мысли депутата, не только «специальным регулятором», как признал Конституционный суд РФ, то есть своеобразным органом власти, но и образующим звеном коллективной ответственности СРО за каждого своего члена.

«Это достаточно строгий механизм для того, чтобы, с одной стороны, ограничить посягательства чиновников на регуляцию отрасли в своих интересах, а с другой - выкинуть вон недобросовестных производителей», - полагает депутат.

Модель российской СРО подразумевает, что каждая из них будет состоять из организации, разрабатывающей и принимающей стандарты, затем органа контроля за текущей ситуацией и – самое главное – дисциплинарного комитета, уполномоченного судить членов СРО и накладывать санкции вплоть до исключения.

Механизмом же защиты компенсационного фонда должно являться страхование, однако убедить страховщиков в выгодности страхования коллективной ответственности пока не удалось, признал Виктор Плескачевский.

Он убежден, что ближайшей целью законодателей должно стать принятие программы саморегулирования с жесткими сроками реализации в рамках административной реформы, и тогда в ближайшие полтора года процесс образования СРО приобретет необратимый характер.

Все консультации, ответы на типовые и нетиповые вопросы, примерные документы выкладываются на сайте ”Саморегулируемые организации России” (www.sro.ru), сообщил Плескачевский.

По итогам семинара в Общественной палате был разработан проект рекомендаций органам государственной власти и представителям бизнес-сообщества. Последним общественники советуют не теряться и брать инициативу в свои руки, а первым – не мешать этому процессу, а напротив, создавать для него максимально комфортные условия.

Пресс-служба Общественной палаты РФ (с использованием материалов ИА «Альянс-Медиа»)

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться