RSS Eng

Вернуться в раздел «Структура Палаты»

RSS

Печать

Стенограмма Общественных слушаний на тему: Реализация ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества» («Дачная амнистия»)

Общественные слушания проводятся Комиссией Общественной палаты РФ по вопросам развития гражданского общества и участия общественности в реализации национальных проектов

Ведет дискуссию председатель комиссии, президент Института проблем гражданского общества Слободская Мария Александровна

Участники: представители федеральных органов исполнительной и законодательной власти, садоводческих и огороднических организаций (союзов, обществ и товариществ), члены Общественной палаты Российской Федерации

М.А.СЛОБОДСКАЯ

Уважаемые коллеги, предлагаю начать наши общественные слушания. Я – Слободская Мария Александровна, председатель Комиссии Общественной Палаты Российской Федерации по вопросам развития гражданского общества и участия общественности в реализации национальных проектов. Сегодня я буду вести наше обсуждение. Помогать мне в этом будет Андрей Владимирович Туманов, председатель Московского Союза садоводов и Вячеслав Леонидович Глазычев, председатель Комиссии Общественной Палаты по вопросам регионального развития и местного самоуправления .

Хочу кратко сказать о том, почему наша комиссия проявила интерес к проблемам  «дачной амнистии» и считает важным провести общественные слушания по этой теме. Во-первых, «дачная амнистия» по идее авторов закона должна была распространиться примерно на 40 с лишним миллионов человек, однако до сегодняшнего момента воспользоваться этим законом смогли всего десятки тысяч. Это говорит о том, что закон работает очень плохо, если не сказать жестче -  фактически не работает. При этом, в процессе исследования данной проблемы нам не удалось обнаружить какого-то конкретного ведомства, которое отвечало бы за весь комплекс вопросов, связанных с реализацией этого закона. В каждом ведомстве - в Росрегистрации, в Министерстве сельского хозяйства, в Роснедвижимости - есть какие-то отделы, которые отвечают за реализацию конкретной, очень ограниченной части этого закона, соответствующей профилю того или иного ведомства. Однако остается непонятным, кто должен, так сказать, «разруливать» спорные ситуации, выявлять «пробелы» в законе, дорабатывать его, анализировать и совершенствовать правоприменительную практику, поскольку нет ведомства, ответственного за данное направление в целом. Поэтому Общественная Палата решила попытаться стать площадкой для согласования интересов и координации деятельности различных ведомств и общественности, которая заинтересована в том, чтобы «дачная амнистия» реализовывалась как можно более эффективнее и в интересах граждан. И мы заинтересованы в том, чтобы наилучшим образом выполнить многочисленные пожелания Президента, который только в этом году уже 6 раз интересовался  как идет «дачная амнистия», и никакого внятного ответа на этот вопрос им получено не было. Мне кажется, что мы должны помочь нашему Президенту сделать так, чтобы этот закон заработал, и заработал в интересах наших граждан.

Во-вторых, сейчас вопрос о дачах почему-то позиционируется как вопрос о шикарных особняках (на Николиной горе или на Рублевке), а не о  садовых товариществах. Но основная масса людей, которых касается «дачная амнистия», - это  небогатая публика, в основном пенсионеры. Они не в состоянии заплатить стоимость межевания, которая  устанавливается на практике . Это также вопрос  для людей, которые получали землю после войны вдоль железных дорог или под линией высоковольтных электропередач. И сейчас оказывается, что это федеральные земли, и как им быть, никому не известно. А как быть людям, которые получали свои участки в 50-е годы вдоль рек или  водоемов, а потом эта территория стала природоохранной зоной. Как быть людям, которые вообще не получали никаких документов, потому что единственным документом, который у них был - это членская книжка садоводческого товарищества? И как вообще выделить несколько недель своего времени на то, чтобы бегать по множествам инстанций, собирая все эти документы?

Я назвала только часть вопросов, на которые никто не может ответить. Тем более, мы знаем, что законы изобилуют такими словами, как «может»: например, «органы местного самоуправления могут». Вы знаете, в некоторых случаях, если это выгодно органам местного самоуправления, они «могут», а там, где они не хотят что-либо сделать, они «не могут». Поэтому в некоторых местах местные органы самоуправления, например, издают постановления о том, что можно делать дополнительную прирезку к участкам не больше, чем 3 сотки, хотя в законе написано, что это может быть 6 соток. Я сейчас не буду перечислять все проблемы, мы с вами их подробно обсудим.

Есть еще и проблемы государства. Как быть, например, развивающемуся городу, если ему для обеспечения растущего населения надо больше земли, воды? Как быть с тем, что вдоль берегов рек возникают огромные особняки, которые спускают в воду нечистоты? Или если садоводы начинают захватывать, например, не принадлежащие им земли лесного фонда или земли местного поселения? Это комплексная проблема, в нее вовлечено множество заинтересованных сторон. Мне представляется, что в любом случае, даже если интересы города требуют того, чтобы были внесены какие-то изменения в ситуацию с дачными территориями, которые входят, например, в черту города, никакие власти не должны выгонять этих людей, насильственно лишать их земли, которую они обрабатывали 40 лет. Власти должны с этими людьми договариваться, находить какой-то компромисс и удобное для обеих сторон решение.

Поэтому мы здесь собрались, чтобы обсудить указанные проблемы и найти какие-то решения. Сейчас я кратко представлю присутствующих и расскажу о процедуре обсуждения. Здесь присутствует председатель Комитета по собственности Государственной Думы РФ Виктор Семенович Плескачевский. Он был автором альтернативного закона, но приняли закон, который предлагал господин Крашенинников, который тоже является депутатом Государственной Думы. Я думаю, что нам было бы целесообразно не только узнать в целом его мнение на эту тему, но и услышать те предложения, которые он предполагал внести. Здесь присутствует Олег Львович Митволь, заместитель руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования. Пришел депутат Государственной Думы всем вам известный журналист Александр Хинштейн. Здесь присутствует мой коллега, которого тоже не надо представлять, - Анатолий Кучерена, председатель Комиссии Общественной Палаты по контролю за деятельностью правоохранительных органов. Здесь присутствуют заместитель директора Департамента по аграрной политике и развитию сельских территорий Министерства сельского хозяйства Российской Федерации Александр Николаевич Рассказов,  заместитель заведующего отделом земельных отношений Министерства имущества Московской области Елена Ивановна Крылова. Здесь также присутствуют наши коллеги из обществ садоводов и из Общественных Палат ряда регионов.

Мне представляется, что мы услышим разные точки зрения и сможем обсудить и федеральный, и региональный аспекты данной проблемы. Что касается порядка выступлений, сначала я буду давать слово тем, кто заранее записался для выступления; все кто не записался, должны мне  направить записку, указав фамилию, имя, отчество, а также как Вас представить. Прошу с места, без моего разрешения не выступать. Времени для выступления докладчиков, кого я сейчас буду называть, - не более 7 минут, а для тех, кто будет записываться дополнительно, - не более 3 минут. Прошу придерживаться регламента. Слово Андрею Владимировичу Туманову, председателю Московского Союза садоводов.

А.В.ТУМАНОВ

Добрый день, дорогие коллеги. Для начала я хотел бы поблагодарить Марию Александровну Слободскую за то, что мы все-таки нашли наконец человека, который взялся нам помогать именно комплексно. Есть люди в министерствах и ведомствах, которые готовы заниматься этой проблемой, но только тем «кусочком», который принадлежит этому ведомству, а комплексно этой проблемой у нас пока не занимается никто. Так получается, что она и не решается. Я думаю, что все знают, что это за проблема, журналисты ее окрестили «дачной амнистией». Так получилось, что в нашей стране есть около 40 миллионов собственников земельных участков. Они собственники де-факто, то есть фактически владеют этими участками. Но к сожалению, земельные отношения в том цивилизованном виде, как во всем мире, у нас в нашей стране всего лет 10, у нас раньше не было раньше собственников земли, у нас раньше государство владело всем. Теперь вроде бы разрешили владеть землей, но теперь де-факто надо перевести в де-юре, чтобы это было закреплено на бумаге с гербовой печатью. Не в книжке садовода, не в какой-то выписке, а именно чтобы это был официальный документ, с которым мы можем пойти в суд, чтобы защищать свои интересы, с этой бумагой мы можем передать по наследству свой участок, продать, купить, все как в нормальном цивилизованном государстве. Но оказалось, что этот процесс перевода де-факто в де-юре оказался достаточно сложным. Во-первых, нас, мелких землевладельцев, огромное количество, это десятки миллионов. Кроме того, возникли проблемы с землемерными работами, то есть заведение кадастрового дела, вызов землемеров. Оказывается, в нашей стране эти работы производят исключительно частные конторы, которым надо платить, а не государство. Естественно, все обременение этого процесса легло на наши плечи, на плечи дачников. Мы должны совершить эту всю работу по переводу из де-факто в де-юре самостоятельно, то есть мы должны собрать справки, мы должны обойти своих соседей, подписать у них свои границы, мы должны пригласить кадастровиков, заплатить им и так далее, и так далее. В принципе, государство пока предоставило нам только закон. Вы помните, что в свое время Владимир Владимирович Путин поручил Минэкономразвития создать такой закон для того, чтобы облегчить приватизацию земель. Закон этот есть, но, к сожалению, так получилось, что закон есть, но в принципе на местах он не совсем работает, я бы даже сказал, что даже вообще не работает. Вот совсем недавно Президент беседовал с Министром юстиции Устиновым, они между собой разговаривают, все более-менее в порядке, вроде все идет своим чередом. А я практически каждую неделю объезжаю районные объединения садоводов. На районном объединении садоводов, где собираются в основном председатели, попробуйте поставить этот вопрос и сказать, что у нас все нормально идет с «дачной амнистией». Вы знаете, какой сразу начинается шум, все начинают говорить, что до нас ничего не дошло, у нас ничего пока нет, к сожалению. Видите, что проблема существует, проблема большая, проблема серьезная, недооцененная, к сожалению. Почему-то у нас решили так, что примем закон и оно как-то все само постепенно рассосется. Как я уже сказал, это настолько сложная проблема. Вы знаете, в цивилизованных странах земельные отношения складывались столетиями, столетиями этот механизм притирался. А у нас этот процесс идет всего 10 лет, у нас еще не ушло поколение, которое еще не совсем понимает, что земля может быть собственностью. Все почему-то считают, что это все государственное. Вернее, многие считают. Чтобы решить какую-то проблему, достаточно написать Владимиру Владимировичу письмо, и проблема решится. К сожалению, теперь такого нет, теперь все придется решать через суды, все придется решать именно юридическим путем. У нас такой подход, мы стоим на грани цивилизованного государства, где решают юридические вопросы. А для того, чтобы все это решать, как я уже сказал, нужно чтобы это все было юридически оформлено. А юридически это оформить, к сожалению, пока не удается, нет механизма действия этого закона, не получается. Почему не получается, к сожалению, я на 100% ответить не могу. Чем больше я изучаю этот вопрос, тем больше, честно говоря, я запутываюсь. Я не знаю что делать, и не знает этого, к сожалению, никто. Единственный здесь выход, как верно сказала Мария Александровна Слободская, это попытаться из всех ключевых ведомств собрать людей, причастных к этой проблеме, и чтобы они вместе работали не каждый за свое ведомство, а вместе. Что это получится, какая это получится рабочая группа при Комиссии Общественной палаты, я не знаю. Мы попробуем нащупать возможность создания такой рабочей группы, попытаемся, чтобы она начала работать. Представьте этот жуткий клубок противоречий, который копился не один десяток лет. При советской власти эти проблемы наращивались, потом демократы пришли и проблем добавили, и вот он клубок есть. Разрубить его не возможно, его нужно только методично и долго распутывать. А, к сожалению, так получается, что людей, которые будут распутывать методично, их достаточно мало, все хотят с трибуны поговорить, всемирную проблему поставить, а работать над проблемой людей мало. Так вот мы надеемся, чтобы при Общественной Палате этот орган и займется именно рутинной и не совсем благодарной работой по распутыванию этого клубка противоречий. Делать это все равно надо, за нас это никто не сделает. Мы сейчас говорим про так называемую «дачную амнистию», а Вы знаете, что вопрос этот решается уже немало времени. Интересно очень, противников «дачной амнистии» нет, все только «за» и внизу, и вверху. Президент только за последний год сказал 6 раз, Министра вызывал Устинова, говорил с чиновниками другого рода. То есть Президент требует: решите этот вопрос, - и все равно не получается. Что нужно еще сделать, я просто не представляю. Мы сейчас будем не виновных искать, а пытаться найти путь решения, как нам поступить, как сделать, чтобы «дачная амнистия» заработала. «Дачная амнистия» - это только верхушка айсберга земельных отношений, потому что земельные отношения гораздо сложнее и гораздо запутаннее. Надо с чего-то начинать.

М.А.СЛОБОДСКАЯ

Спасибо. Здесь как раз собрались все, те,  для кого этот вопрос интересен и важен. Предоставляю слово Вячеславу Леонидовичу Глазычеву, председателю Комиссии Общественной Палаты по вопросам регионального развития и местного самоуправления.

В.Л.ГЛАЗЫЧЕВ

Спасибо. Добрый день, господа. Я постараюсь очень четко изложить свою позицию. Первое – я никогда не был на стороне коммунистов, но всегда был противником приватизации муниципальных земель. Это было явно преждевременное действие, которое нанесло и еще будет наносить огромный ущерб, потому что пользование, наследуемое пользование и собственность - вещи чрезвычайно разные. То, что это под либеральными лозунгами оказалось перепутано, это есть в значительной степени причина того, в чем мы оказались. Но хочу обратить внимание на одну вещь, законодательные ли акты, попытки ли их применения в практическом ключе, все время акцентируют внимание на индивидуальном собственнике. У нас с Вами есть огромный социальный капитал в форме садово-огородных товариществ, кооперативов, как бы они не назывались. Но как социальные конструкции они как были, так и остаются такого рода ценностью, и как корпоративное лицо обладают потенциально гораздо большими возможностями, чем индивидуальный слабо или плохо ориентирующийся в законодательстве персонаж. Почему я акцентирую на этом внимание? Потому что при всей важности вопросов, которые только что поднимались, они наталкиваются именно на то, о чем два слова сказала Мария Александровна. Градостроительный кодекс требует формирования стратегического плана развития муниципальных образований. Как профессионал могу сказать, я знаю только двух человек в стране, которые знают, что такое стратегический план развития муниципального образования более или менее. Это означает принципиальную вещь: в него включается сохранение и сбережение социального капитала садово-огородной зоны или она вообще игнорируется в этих документах, как чаще всего происходит, и речь идет только о пятнах застройки, расчистки под эти пятна застройки и так далее. До сих пор эта огромная зона обжитой, освоенной земли оказывается беспризорной и бесхозной, потому что ее временное население обладает колоссальной мобильностью и в течение недели, и в течение года по сезонам, но это не учитывается ни правоохранительными органами, которые при этом не имеют отношения к этой зоне, ни пожарными службами, ни Скорой помощью. Фактически по 150-200 тысяч человек средне-крупного города в течение сезона оказываются ничьими людьми вообще. В этом отношении, мне кажется, что при всей важности персонально собственных проблем вопрос именно кооперативной, корпоративной ответственности и прав требует специального выделения, специальной проработки и нахождения этому защиты или предъявления, или специального обозначения в документах или в поправках к градостроительному комплексу, который проигнорировал всерьез это и целый ряд других обстоятельств. Вторая вещь, на которую я бы хотел обратить внимание – мы действительно в трудной цивилизационной щели, это при всем моем почтении к деятельности Олега Львовича Митволя. Он абсолютно жестко стоит в охране тех законодательных природоохранных актов, которые у нас есть. Никуда не денешься. Но вообще-то нет такой проблемы, освоение прибрежных зон, скажем в Великобритании. Есть нормы поведения. Жесточайшие нормы.

О.Л.МИТВОЛЬ

Вы чуть-чуть отстали, к сожалению, от жизни. Сегодня разрешили строить на берегу все, что угодно. Скоро люди поймут о чем идет разговор. Водный Кодекс здесь ни при чем.

В.Л.ГЛАЗЫЧЕВ

Хорошо, Олег Львович. Так или иначе, проблема от этого не уходит, ни охраны природы, ни охраны людей. Проблема развития муниципальных образований не уходит. Вопрос отвлечения собственности или владений будет и есть. Никуда от него не уйти. Развитие муниципальных образований в целом ряде случаев потребует вопрос компенсации. В какой логике компенсация единичного собственника участка или все-таки корпоративного тела. Мне представляется, что сегодня этот вопрос самоорганизации в новых формах имеет абсолютно принципиальное значение. Распыление сил и попытка только через общественные организации работать с миллионами людей, оказывающихся в разной степени дезориентированности, подозреваю, что не очень продуктивно. Поэтому мне кажется, что главная задача, и это относится и к обществу садоводов, и к аналогичным конструкциям, сегодня мы можем им оказать некоторое содействие, это выстроить логику поведения в изменении всей формы стратегического планирования в сфере территориального развития. Это проблема страны, а не просто конкретного города или конкретного участка. Поскольку норма пока этого не разглядывает всерьез, я понимаю, не сей момент, и не здесь, но этот вопрос мы готовы вместе серьезно проработать на пилотных объектах, в некоторых городах, мэры которых готовы к такому взаимодействию. В крупных, средних и малых городах, это принципиально важно. Эти несколько пилотов мы готовы вместе с Минрегионом, работа такая уже делается, для того, чтобы на них опробовать реализацию перехода от стратегического плана к планам реального землепользования не только на территории одного муниципального образования, но и во взаимодействии. И последний тезис, принципиально важный, господа. У меня масса претензий к 131 Закону об основах организации местного самоуправления. Он трудный, но работать с ним можно. Но в нем есть важнейшая глава, дающая гигантские возможности межмуниципальному взаимодействию, взаимодействию между муниципальными образованиями поселенными или районными. И формирование новых субъектов, и формирование деятельности, в том числе экономической. До сих пор это не занятая ниша. Убежден, что как раз зона садово-огородная в этом натурально оказывающаяся, в месте взаимодействия, и есть то, где мы с Вами можем добиться качественного сближения при всем уважении ценности частных случаев. Спасибо.

М.А.СЛОБОДСКАЯ

Слово  Виктору Семеновичу Плескачевскому, председателю Комитета по собственности Государственной Думы Российской Федерации.

В.С.ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ

Спасибо. Я прошу меня извинить, конечно, но вопрос очень деликатный, поэтому я может быть буду говорить медленно, тщательно подбирая слова. Во-первых, Мария Александровна, мы, конечно, поддерживаем любого рода обсуждения таких очень сложных, очень детально описанных проблем хотя бы потому, что в этом смысле у нас повышается образовательный уровень. Есть возможность с одной стороны узнать вопрос, с другой стороны услышать ответы, составить свое представление. В чем основная проблема? Почему вообще нигде в мире нет Комитета по собственности в Парламенте? Потому что везде в мире проблема по собственности решена задолго до рождения того поколения, которое живет сегодня в любой стране. Когда-то и в России эта проблема собственности была решена, до 1917 года. Почему сейчас нет проблемы, скажем, межевания в той же Швеции, Германии, где хотите? Да потому, что там уже отмежевали всю страну за несколько сот лет, и поэтому новый участок там может появиться только посредством разделения существующего или слияния двух или нескольких существующих участков. Другого способа появления не может быть. А в России, спрашивают меня немцы, у Вас откадастрирована земля как объекты собственности, объекты того самого гражданского оборота? Дарение, распоряжение, управление и так далее, в ясной четкой понятности, что здесь проходит моя земля, а за этой границей уже земля соседа. Напомню, что огромное количество войн в истории мира были так называемые межевые войны, за 20 сантиметров территории бились, как и сегодня многие граждане между собой. Это очень важная проблема, проблема описанной собственности. В России на сегодняшний день в необходимом объеме с необходимой точностью описано где-то около 2%. Впереди у нас еще какое-то количество лет, возможно растянутых, потому что одни считают, что нельзя обращаться с собственностью, если она не описана, поэтому Вы слышите некоторые радикальные позиции, что при дарении или при наследовании должно быть кадастровое дело, должен быть описан земельный участок и поставлен на учет. Есть другая позиция, которая говорит, давайте разрешим оборот без описания. В чем разница между этими двумя позициями? Да в том, что в первом случае это будет решено за 4-5 лет, а в другом случае лет 30 мы будем маяться этой проблемой. И так, мы имеем дело с тяжелым наследием прошлого, и поэтому, Вячеслав Леонидович, я категорически не согласен не только с существующими суррогатами собственности, но и тем более, с созданием каких-то новых. Вот эти пожизненные наследуемые владения, бессрочное пользование, черт знает что. Мир придумал всего три базовых вещи - владение, пользование, распоряжение. Собственность, аренда и разные формы сочетания того и другого. Большевики и постбольшевики, которых Вы не любите, возможно, что я их тоже не люблю, они додумались до того, что стыдливо в начале 90-х годах решившись на приватизацию вообще, не решились на приватизацию земли, так как им казалось, что они трогают некую ментальность российского гражданина. Отчасти это правда, но это было абсолютно безответственное решение. Приведу пример, Казахстан не стал особо сильно считаться с менталитетом и принял решение на приватизацию земли вместе со зданиями, как во всем мире: земля – основной объект недвижимости, здание – необходимое улучшение, это единый объект недвижимости. В России это два объекта недвижимости к сегодняшнему дню, поэтому у нас как минимум два места, где Вы должны регистрировать, перерегистрировать и судиться по этим двум объектам. Например, в экономике залоговая процедура, ипотека по объекту недвижимости в Казахстане занимает сегодня треть дня, а в России – несколько месяцев, даже не только у граждан, но и у банков и коммерческих организаций. Что, мы будем в этом уродстве жить или однажды, будет принято политическое решение для того, чтобы его в какие-то определенные сроки ликвидировать, чтобы после этого хотя бы наши последующие поколения жили бы в нормальной правовой системе. Поэтому я буду говорить, простите меня, о деталях, потому что по моему глубокому убеждению, черт как раз в деталях и сидит. Сколько угодно можно трещать на тему о том, что Государство должно, Государство обязано. Да, оно обязано за то, что оно родило нового человека, человека, который не знает что такое собственность. В 1991 году, когда принимался первый Земельный Кодекс мы провели социологию. Я был удивлен, выяснилось, что большая часть россиян, больше 80%, были категорически против купли-продажи земли. Оказывается, большая часть населения России идентифицирует земельный участок с частью Родины. По этой причине, раз Родину нельзя продавать, Родину-мать даже в аренду нельзя сдавать, значит и землю нельзя продавать. Такое ментальное решение было у большей части населения. Насколько это правильно или неправильно, и самое главное, стоит ли с этим считаться? Наверное, нужно ответственное размышление на эту тему, а потом какое-то действие. Дело в том, что мы поминаем постоянно градпланы, говорим о строчке в Конституции, что никто не может посягнуть на частную собственность гражданина, не обращая внимания, что в той же статье есть оговорка, «за исключением случаев, когда это установлено Федеральным законом и действуется в интересах общества». Таким образом, градостроительный план, который посягает на интересы какого-то отдельного гражданина или группы граждан, но в интересах города, может быть принят и не нарушает никакую Конституцию. Здесь мы сейчас не говорим о справедливости возмещения тех затрат, которые понес конкретный человек, но тем не менее… Что нам оставило советское прошлое из истории урбанистики современных городов? Обратите внимание, мы постоянно слышим от Юрия Михайловича, от кого хотите, что заканчиваются территории под застройку жилья. По этой причине у нас безудержный рост стоимости жилья, допустим, в Москве. Ничего подобного, если Вы взглянете на карту города, Вы обнаружите процентов 20 так называемых территорий промзон заводов, фабрик, черт знает чего. Обратите внимание на карту Парижа, Лондона, чего хотите. Современная мировая урбанистика вытесняла предприятия постепенно по мере развития городов за пределы города. По этой причине в Хельсинки Вы можете увидеть сегодня в центре города какую-то биржу в бывшем производственном помещении, например. Происходит замещение, естественно. Советская урбанистика великая, замечательная. Я много слышал про советскую архитектуру, которая в художественном смысле имеет какое-то значение, но она оставила нам тяжелое наследие прошлого, которое требует решения, это родимые пятна территорий заводов. Я понимаю, но вопрос мне кажется достаточно важный. В результате, я опускаю проблему безопасности в городах, потому что разгрузка и погрузка этих заводов требует контейнеров. Неизвестно что там в этом контейнере в мегаполисе. А если там ядерная бомба, в конце концов? Весь мир для этой проблемы нашел решение. Поэтому мы должны посредством градостроительного планирования постепенно создавать условия вытеснения и замещения жилищно-административной застройкой. Теперь конкретно по «дачной амнистии». Вы уж извините, конечно, проблема эта очень емкая. Я всегда считал и считаю, что слово «амнистия» вообще-то нужно употреблять аккуратно, потому что если мы амнистируем, мы должны знать кого, почему и зачем. Если мы амнистируем одних, не кажется ли Вам, что остальные, которые жили по закону, полные идиоты, потому что они могли жить не по закону, они могли иметь несоизмеримо больше. Во всяком случае, мы сегодня не стимулируем цивилизованное поведение, это первое. К счастью, слово «амнистия» это журналистская придумка. Я всегда говорил и говорю, что в том, что назвали «дачной амнистией», нет самого главного звена, которое до сих пор не решено еще, оно в Думе еще, этот закон. Андрей Владимирович говорит, что никто не знает. Я скажу Вам свою точку зрения. Что назвала Мария Александровна самой важной проблемой «дачной амнистии»? То, что дороговизна межевания и то, что огромное количество времени требуется на то, чтобы гражданину зафиксировать свое право собственности. Эти две проблемы самые важные, их по соцопросу выделяет большая часть населения. Они не в том законе, который принят, а в законе о кадастре, который собственно и законе о формировании земельных участков. Поэтому рекомендую Вам в завершении обратить внимание на то, что именно самым важным законом процесса оформления земельных участков является Закон о кадастре. К великому сожалению, он сегодня опять поворачивается в другую сторону, и не частные фирмы сегодня являются землемерами в большинстве случаев, а федеральные унитарные предприятия и муниципальные унитарные предприятия, то есть государственные предприятия, которые монопольно подсели на тему землеустроительных работ. Все проблемы имеют решение. Мы поддерживаем любую форму обсуждения, но крайне желательно, чтобы это было с участием профессионалов, потому что речь идет о деталях, которые далеко не всегда понятны всем 100% граждан Российской Федерации.

М.А. СЛОБОДСКАЯ

Спасибо. Виктор Семенович, Вы согласны войти в состав той рабочей группы, решением о создании которой, я надеюсь, мы завершим наше обсуждение, и внести свои предложения по нормализации ситуации?

В.С.ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ

Мы действуем в этом направлении постоянно, не прекращая своей работы, на протяжении нескольких лет. В данном случае, я бы не хотел, чтобы мое участие понималось здесь как дополнительный инструмент давления Комитета по собственности на остальные варианты решения. Я готов участвовать как эксперт во всех Ваших мероприятиях на эту тему.

М.А.СЛОБОДСКАЯ

Хорошо. Слово Олегу Львовичу Митволю, заместителю руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования.

О.Л.МИТВОЛЬ

Спасибо большое. Добрый день, уважаемые коллеги. Вы знаете, вот я вижу здесь за столом присутствует большое количество людей, которые, сразу видно, много лет занимаются приусадебными участками, занимаются садоводством. Наверное, каждый из Вас помнит тот момент, когда либо на производстве, либо в Райсовете Вам выдали эту бумажку, что Вы с сегодняшнего дня являетесь владельцем 6, 7, 8 или 10 соток, как Вы радостно об этом рассказали дома, взяли всех членов семьи, сели на электричку, поехали посмотреть как это все выглядит. Естественно, во все эти радостные периоды жизни Вы не думали о том, что когда-нибудь встанет вопрос, что кроме этой бумажки, которую Вам дало Государство, понадобится еще что-нибудь, а именно кадастровый план, свидетельство о собственности и т.д. Я сейчас говорю исключительно о тех садоводах, для удобства которых, как я понимаю, потому что я сам не принимал участия в разработке этого закона, было принято это решение. Действительно, таких людей у нас очень много в стране. Многие люди просто не уследили за изменением законодательства, они хранили в серванте у себя дома эту бумажку и думали, что это навсегда. А теперь вдруг открыли сервант и увидели, что та бумажка, которая есть, она не соответствует той, которую нужно. Я понимаю эту проблему. Но я могу сказать, здесь говорили коллеги из Общественной Палаты, что «дачная амнистия» не действует. На самом деле она действует, но действует очень в замысловатых формах. Например, сейчас в той же Московской области, здесь представители присутствует, освоили новый вид мошенничества под таким же скромным названием - «дачная амнистия». Он не сложный в употреблении. Для этого Вам достаточно придти в местную Администрацию и на несуществующий дом, просто в воздухе дом, получить справку о незавершенном строительстве. Дальше обратиться с заявлением по линии «дачной амнистии»…

РЕПЛИКА

Олег Львович, аккуратно, люди начинают записывать.

О.Л.МИТВОЛЬ

Я считаю, что надо об этом рассказать людям, что под них на самом деле огромное количество земли в Московской области просто мошенниками просто выводится из пользования. Вопросов с использованием дачной амнистии нет, она используются, но только не теми, для кого она была принята, а теми людьми, которые просто хотят нажиться на общенародной государственной собственности. Я вижу здесь большинство людей, которым не надо объяснять, что такой Государство, что такой патриотизм, те люди, которые именно получали эти документы. Возьмем условный конкретный пример. Мы об этом будем говорить. Это просто издевательство над самой идеей «дачной амнистии». Таких случаев в Московской области сейчас много, я вижу документы. Представляете, в воздухе рисуется дом, под него получается справка в местном Совете о незаконченном строительстве, потом быстренько люди под несуществующим домом получают от государства фактически бесплатно по остаточной стоимости за 5 тысяч рублей землю и там уже начинают строить свой настоящий дом, который будет не менее 1000 кв.м, и который будет продан не менее чем за десятки и сотни миллионов рублей. Это вопрос, как это все используется и как под все это прикрываются Вами. Рассказываю дальше. Например, говорили об урбанизации в разных частях города, о системе планирования. Вот у нас есть в городе участки города Москвы, которых нет ни на одной карте. Действительно, как коллега Глазышев правильно сказал, там не работает милиция, там не работают пожарные, там не работает Скорая помощь, потому что этих мест нет, потому что под идею того, что 50 лет назад для укрепления правого берега поймы реки Москвы были выделены участки для посадки яблонь. Выросли такие большие яблони, мы тут Вам специально такие большие фотографии Вам сделали. Корты, дома по 1000 метров с кедра. Может кто-то из присутствующих здесь садоводов узнает свои участки. Но я боюсь, что такие люди не ходят на такие мероприятия. Это люди, которые рассчитывают на то, что будучи в одной лодке вместе с Вами, они получат защиту от Вас, что с Вами вместе ничего не случится. Вы знаете, я хочу сказать, что к таким людям Вы не имеете никакого отношения. Эти люди, которые бесплатно, подключаются к Вашим коммуникациям. Я уверен, что здесь людей, которые… Здесь очень много таких картинок. Пусть и в Президиуме посмотрят коллеги, для кого они ведут свою работу. И все это делается под «дачную амнистию». Потом Государство приходит и спрашивает, что это такое. А они говорят, что «мы пенсионеры, ветераны, мы тут ходим, может сосиску или шашлык дадут». Вопрос в том, что делать Государству. Когда поднимается вопрос об этой ситуации с Речником, тут же представляется, что половина людей здесь ветераны, а половина такие шикарные дома имеют. Мы с Вами помним фильмы про войну, войны уже многие не помнят, те люди от нас уходят. Немцы гнали перед собой людей, чтобы если стреляли в них, попадали в этих людей. Посмотрите, это происходит и сегодня. Дальше, у нас есть такие случаи «дачной амнистии», хотел посоветоваться с коллегами из Общественной Палаты, что мы будем делать. Пару лет назад в Одинцовском районе мыши съели земельные карты отдельных участков. 72 квартал Звенигородского лесхоза. Мыши съели. В результате чиновники по памяти нарисовали новые карты. Там сейчас больше 100 участков.

РЕПЛИКА

Сначала они у нас сгорели, а потом уже мыши…

О.Л.МИТВОЛЬ.

Значит параллельно. Значит, сгорело землеустроительное дело, и одновременно в Мосгорпроекте было при переезде из одной комнаты в другую были утеряны документы. Вы посмотрите, что сейчас происходит с документами в тех же Одинцовском или Красногорском районах. Пора все эти документы изымать в уголовные дела, потому что мы их потеряем. Сейчас нахождение карт 80-го года напоминает собой детективную историю, потому что все их прячут. Под историю с нормальными людьми с 6 или 10 сотками вот такие граждане пытаются узаконить свои дома и продать их за десятки миллионов рублей. Поэтому я бы хотел просить не упрощать ситуацию в данной ситуации. Государство обязано по закону обеспечить исполнений законов. Напоминаю, что в этом поселке шикарном живут ветераны тоже, только живут они в домиках полтора на полтома метра, в которых по закону имели право хранить только сельхозинвентарь. А вот хозяева жизни живут вот в таких домах. А на митинг против Государства выходят вместе. Вопрос заключается в следующем, насколько мы готовы действовать по принципу «кто чего урвал, тот до дому это и донесет», и мы это все ему узаконим. Или же мы должны с Вами понимать, что имущество Государства, это общенародное имущество, и Государство обязано его сохранять. За все попытки, будь то попытки обычных мошенников или попытки государственных чиновников, украсть государственное имущество, эти люди должны отвечать. Если Вы живете на своих участках больше 10 лет, Вы можете посмотреть, что происходит вокруг Вас. Вы посмотрите, на некоторые водоемы Московской области просто выйти нельзя, все застроено заборами. Вот в этом году водный кодекс мы обсуждали, выплеснули вместе в водой ребенка. Но вопрос заключается в следующем - куда мы идем дальше. Многие из Вас видели сюжет по одному из телеканалов российских. Сюжет шел из заседание грузинского суда в городе Тбилиси, и родственники двух борцов, приговоренные судом за убийство, вышли, перекрыли проспект Шота Руставели и попросили другой суд. Вопрос, хотим ли мы такое Государство, в силах ли мы участвовать в бандитских разборках, которые, например, проходят ежегодно в Речнике, где в прошлом году в результате разборки между чеченской и дагестанской частями этих Речников убили милиционеры. Хотите ли Вы, есть ли у Вас такие силы? Давайте это решим. Для этого, как я понимаю, и существует Общественная Палата. Государство, я считаю, должно объяснить почему иногда некоторые государственные служащие просто на это закрывают глаза, где-то они плохо видят, какие нужны для этого капли. Я понимаю так, что можно вместе с соответствующими заинтересованными Министерствами и Ведомствами понять как все это происходит. Господин Туманов, мы с Вами по телефону разговаривали. Вопрос следующий: я понимаю так, что на бедных людей сформировался уже целый класс специалистов по взаимодействию с Госорганами и «разруливанию» ситуации. У нас есть специалисты, которые защищают интересы огородников, есть специалисты, которые объединяют обманутых вкладчиков. Мы должны с Вами сейчас четко понять, либо мы живем в одном Государстве и тогда мы должны сделать так, чтобы у нас в Государстве действовали определенные порядки, которые действительно защищают, как Виктор Семенович сказал, всех. Законы должен защищать всех. Вы должны четко понимать, если Вам сегодня узаконят незаконную вашу землю, завтра вокруг Вас узаконят всю землю. И будет также, как в случае с Николиной горой. С чего начался скандал с Николиной горой? Человек несколько лет назад получил в установленном порядке 30 соток от Правительства, получил все документы, а потом однажды в прошлом году встал и увидел, что вокруг него 20 га уже обнесено забором и уже рубят деревья. Вы думайте о будущем. Спасибо, я понял уже, что регламент. Действительно, нас, людей с производства, не очень, видимо, здесь любят. Видимо, здесь больше академические вопросы разбираются. Но я Вам просто говорю, что уже наболело, к сожалению. Я кстати, могу дать одно предложение, если кому-то интересно в этой ситуации разбираться до практического применения, просто как практик могу дать предложение. Сегодня основная проблема у людей, которые пользуются своими садоводческими товариществами, которых государство хочет защитить в вопросах межевания и так далее, на сегодняшний день у нас вперемешку с этими людьми находятся те люди, которые эти инструменты используют для личного обогащения и обогащения некоторых чиновников. Так вот, почему не действует эта основная задача, основная проблема, потому что они находятся в общей массе. Это как из того детского анекдота, где в вагоне перемешано повидло с иголками. Нам с Вами надо отобрать иголки отдельно, повидло отдельно. Для этого есть в принципе только один инструмент. Я не знаю какие законодательные поправки необходимы и успеет ли их принять Дума, но это второй вопрос. Единственный выход из этой ситуации: мы должны отделить коммерческое использование земли с правом продажи и бессрочное пользование с правом наследия, это другое. Так вот, там где люди получают бессрочное пользование с правом наследия, там государство должно обеспечивать кадастрирование и выдачу земельных документов. И там, где вы хотите свой земельный участок просто продать, там, извините, за те деньги, которые Вы получите, вы должны совершить процедуру межевания. Другие граждане нашей страны за Вас это не должны делать. Спасибо большое.

М.А.СЛОБОДСКАЯ

Спасибо, Олег Львович. Я надеюсь, что представители его ведомства и он сам войдут в состав этой рабочей группы, про которую мы говорим, и мы вместе будем рассматривать его предложения. Слово Александру Хинштейну, журналисту, депутату Государственной Думы.

А.Е.ХИНШТЕЙН

Спасибо. Я еще заместитель председателя Комитета по строительству. Уважаемые друзья, я хотел бы развить тему, поднятую предыдущим оратором, и подвести наш разговор к теме следующего характеру. Когда мы говорим о «дачной амнистии», когда мы говорим об обязательствах государства перед гражданами, мы должны одновременно с этим говорить и об обязательствах граждан перед государством. Действительно, мы сегодня с сожалением вынуждены фиксировать, что под эгидой «дачной амнистии», под эгидой упрощения порядка оформления земельных участков, упрощение порядка оформления документации под строительство различного рода мошенниками, людьми недобросовестными используется это в своих частных интересах, в корыстных интересах, прикрываясь при этом высокими словами. Примеры такие в широком порядке есть и в Московской области, и в Москве, и по всей территории страны. Здесь прозвучало в предыдущих выступлениях несколько тезисов, которые мне хотелось бы все-таки оспорить. Например, тезис, с которым выступил господин Туманов, сказав, что в свое время государство владело всем. Это не правда. В Советское время, как Вы помните, существовала форма личной собственности. Граждане, получавшие 6, 10, 12 и более соток владели этим земельным участком, но в рамках той собственности, которая существовала в Советском праве. Те граждане, которые владели этими земельными участками, которые официально получали их через производство или иными путями, которые были им предоставлены, покупали их в кооперативах, эти граждане являются добросовестными приобретателями, к части, их касающейся, никаких вопросов у государства быть не должно. Но у нас есть обширная категория граждан, которые осуществили самозахват земель. Тот вопиющий случай, о котором коллега Митволь говорил относительно «Речника», у нас там есть еще одно садоводческое товарищество «Водник». Чтобы было понятно, речь идет об одном из самых привлекательных со всех точек зрения уголков Москвы, районе Крылатское. Речь идет непосредственно о Крылатской пойме. Общее количество земли, незаконно сегодня занятой там составляют 35 га, а общее число домов, там возведенных - 845 строений. Ни на один из этих объектов, нет разрешительной документации вовсе. По документам эта земля была отведена исключительно под разведения яблоневых и грушевых садов, ничего другого там быть не может. Все эти дома виртуальны, тем не менее, они есть. Я знаю, что среди сейчас здесь присутствующих тут присутствует представитель и Речника, и Огородника, понимаю, что будут идти активные со стороны отдельных лиц битвы за то, чтобы превратить ситуацию во второе Бутово, понимаю, кто за этим стоит, понимаю, что пенсионеров просто используют, понимаю, что сегодня фактическими собственниками этих земельных участков являются дагестанская и чеченская преступные группировки. Причем это не голословное утверждение, а абсолютно конкретная вещь, потому что есть уголовное дело расследуемое Прокуратурой города Москвы по факту перестрелки между представителями дагестанской и чеченской преступными группировками, в результате которой двое граждан с огнестрельными ранами были доставлены в больницу. Это произошло на территории садового товарищества Огородник. Так вот, никакой «дачной амнистии» для людей такого сорта идти речи не может. Повторяю, речь может идти исключительно о защите интересов добропорядочных граждан. В противном случае, сама идея права и конституционного равенства теряет всяческий смысл, потому что логика выходит следующая: кто-то сумел в свое время что-то украсть и незаконно оттяпать, а теперь приходит и говорит, что «это мое, отдайте мне, я здесь живу 15 лет и выращиваю груши и яблоки, а заодно поливаю морковку и живу тут скромно». Получается, что добропорядочный гражданин, который действовал в рамках закона, который ни у кого ничего не воровал, не отрывал, приходит и говорит: «Подождите, получается, что я тоже должен был что-то украсть, тоже должен был осуществить самозахват земель, почему такое несправедливое отношение». Если мы с коллегой Митволем или коллегой Кучереной ничего самозахватом себе не забрали, почему же мы должны оказываться в неравных условиях по отношению к гражданам, приехавшим к нас из Дагестана или Чечни, которые здесь на особо охраняемой природной территории возводят особняки. Я считаю, что это совершенно недопустимая вещь. Второй момент, прозвучал здесь тезис Вячеслава Леонидовича по поводу ситуации с застройкой, с комплексным развитием территории, о том, что делать с попаданием в эту зону застройки садоводческих товариществ. Ответ очень простой. Отчасти коллега Плескачевский на него ответил, я добавлю к этому. В соответствии с теми поправками в Градостроительный кодекс, которые были приняты Государственной Думой и подписаны Президентом, вопрос о формировании комплексного развития территории, это вопрос субъекта Муниципалитета. Таким образом, это решение принимается законодательным органом власти. Проблема очень простая. У Вас там в Тюмени, в Чите, в Хабаровске есть депутаты местные, субъектовые, есть депутаты муниципальные, например, города Хабаровска, они представляют интересы граждан. Это решение о включении в будущую территорию комплексной застройки развития градостроительства каких-то земельных огородных участков не происходит келейно. Это решение, которое принимается официально и проводится через законодательный орган власти. Таким образом, есть прямой механизм защиты интересов граждан в этом вопросе. Я с трудом себе представляю депутата, тем более депутата-одномандатника, который пойдет и будет добиваться того, чтобы участки его избирателя были включены. Вот я, например, такой конструкции не представляю. Коллеги, заканчивая, хочу сказать следующее – безусловно, поднятая тема крайне важна, но давайте еще раз вспомним и для себя четко поймем, что движение государства навстречу обществу не должно носить односторонний характер. Общество точно также должно двигаться навстречу государству. Не бывает игры в одни ворота, она всегда ведется в двое ворот. Поэтому мы всемерно приветствуем и наш Комитет и другие Комитеты Государственной Думы, мы всемерно приветствуем сотрудничество и готовы работать, добросовестных защищая интересы добросовестных приобретателей, защищая интересы честных российских граждан, но при этом никаких поблажек и никаких уступок, какие бы методы шантажа и давления не испытывались, по отношению к недобросовестным лицам, по отношению в жуликам и ворам никаких поблажек государство делать не будет. Напоследок еще одно замечание. Не замечание, а наблюдение. Есть одна проблема, которая не дает мне покоя. Это я сейчас говорю как человек творческой профессии, депутатское участие отговорил. Есть вещь, которая мне покоя не дает - в России три проблемы. Россия самая лесная страна, но у нас нехватка лесов. У нас больше всего водной поверхности, но у нас проблемы с чистой питьевой водой. У нас самое большое количество земельной территории на планете, но при этом у нас проблема с отсутствием и нехваткой земельных участков для строительства. Это тот парадокс, на который нет ни у кого ответа. Я думаю, что он выходит за рамки сегодняшнего обсуждения, но и вообще здравого смысла и всякой логики. Спасибо.

М.А.СЛОБОДСКАЯ

Спасибо, Александр Евсеевич. Вы как-то сосредоточились на всяких жуликах и бандитах, а мы, по-моему, должны больше сосредоточиться на добросовестных добропорядочных гражданах и подумать о том, как облегчить ситуацию для них. Это важно.

А.А.ХИНШТЕЙН

Дело не в том, что важно, дело в том, что опыт показывает, такова диалектика природы, опыт показывает, что ты создаешь условия для защиты интересов добропорядочных граждан, то в первую очередь этими условиями пользуются жулики. Понимаете, когда происходит обмен денег, например, в первую очередь меняют деньги не те, кто зарабатывал их, например, на Севере, копя, а меняют деньги те, кто их заработал, стоя на Рижском рынке или торгуя тюльпанами или абрикосами. Такая ситуация будет происходить и здесь. Мы наблюдаем сегодня в Московской области дикую ситуацию. Это не доклад, просто чтобы было понимание. Не решив одну проблему, нельзя решить другую.

М.А.СЛОБОДСКАЯ

Мы уже поняли, переходим к добропорядочным гражданам и их защите. Слово Анатолию Григорьевичу Кучерене.

А.Г.КУЧЕРЕНА

Спасибо. Во-первых, я хотел поблагодарить Марию Александровну Слободскую за то, что она организовала это мероприятие. Это, на мой взгляд, очень серьезное и, наверное, ключевое мероприятие вообще для нашего общества и для нашего государства, поскольку мы, члены Общественной Палаты Российской Федерации, получая от Вас письма, обращения, жалобы, как никто понимаем актуальность этой проблемы и поэтому можете себе представить какую ответственность Комиссия Марии Александровны Слободской берет на себя, чтобы, по крайней мере, облегчить ту участь, которая лежит на плечах каждого из тех, кто столкнулся с этой проблемой. Я Вам должен сказать, что занимаюсь этой проблемой тоже. Так уж получилось, что мне пришлось заниматься в свое время Южным Бутово. Я Вам должен сказать, что, конечно же, говорить академическим языком, что есть власть, есть народ, они должны дружить между собой, читать лекцию мне бы не хотелось бы. И в то же время я должен обратить Ваше внимание на то, что мы видим каждодневно, обращаясь к Власти, обращаясь к чиновникам. Казалось бы, что еще нужно – есть закон, я тоже его буду называть «дачной амнистией», чтобы не читать сухим юридическим языком. Человек, который имеет садовый участок, домик, несколько соток земли, он по этому закону может придти в Органы местной власти, в упрощенном порядке подать документы и зарегистрировать это право. Но не тут-то было. Почему наш Президент неоднократно возмущался по этому поводу? Потому что это не работает. Давайте зададимся вопросом, а почему это не работает? Власть, которая с Вами работает, она нарушает цинично закон, потому что ей так хочется? Это что, коррупционные процессы или здесь нечто другое существует? Я думаю, что те эксперты, которые войдут в рабочую группу во главе с Марией Александровной, я думаю, что они будут, в том числе, заниматься и этим вопросом - почему не получается. Если мы сегодня пришли к выводу, что не получается, потому что не хочет Власть, мы в праве говорить, что это персональная ответственность того или иного чиновника, который обязан по закону выполнить то, что он обязан. Мы, конечно, вправе так говорить, но давайте посмотрим, в каком положении оказался чиновник. Тоже есть проблема, и мы тоже должны об этом говорить. И я думаю, что эти вопросы надо решать в комплексе. Я ни в коем случае не говорю о том, что интересы того или иного города должны быть превыше частных интересов конкретного человека. Права и свободы - это превыше всего. И в то же время есть проблемы, связанные с расширением территории. Я не буду сейчас вникать в эти проблемы, поскольку мы их неоднократно и в Общественной Палате обсуждали. Меня, прежде всего беспокоит другое, что сегодня те законы, которые существуют, они практически не работают. Поэтому задача всех нас, Института гражданского общества, заставить и власть, и нас самих же прежде всего уважать Закон. Если мы этого не сделаем, мы будем ходить вокруг да около, мы будем охать-ахать, говорить, что мэр такой-то не исполняет закон, а мэр будет говорить, «как же так, построили строение, но нет разрешения на это строение». И несколько слов о тех садовых участках, которые были построены на протяжении многих лет. Согласитесь, эти люди не виноваты ни в чем. Так сложилось, мы жили в советский период. Так сложилось, что им выделили 3 сотки земли. Почему они сегодня должны ходить по инстанциям, почему они сегодня должны унижаться и просить милостыню у кого-то. То, что говорили некоторые мои коллеги, Александр Евсеевич и Олег Львович, конечно, с ними тоже нельзя не согласиться, тоже есть такая проблема, она действительно существует. Но в то же время, с точки зрения закона мы не можем, если здесь же рядышком находится участок, где, простите, хибара построена, а рядом особняк и у них одно и тоже положение, они не зарегистрированы, не было разрешения на строительство, как мы можем индивидуально это делать с точки зрения закона? Никак. Мы не можем выхватывать того, кто построил дом шикарный, и того, кто рядышком живет в хибаре. Не можем. В данном случае мы говорим об исполнении закона, а закон для всех одинаков. Другой вопрос, конечно, мы знаем дела, которые возбуждаются, начинают искать все возможные пути для того, чтобы привлечь за другие преступления, потому что там хоромы построены. Это другой вопрос, сейчас не буду об этом говорить. Наверное, пользуясь случаем, что здесь присутствуют депутаты Государственной Думы, и мы тоже готовы подумать, давайте вместе подумаем, может дейст

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Актуальный комментарий

Правительство РФ может отменить несколько профессиональных праздников

  • Илья Семин

    20.09.2019

    Илья
    Семин

    «Отмена праздников скорее повредит, она ничем не мотивирована и с точки зрения эффективности труда ничего не даст»

Календарь событий

предыдущий месяц следующий месяц  
 

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться