RSS Eng

Вернуться в раздел «Структура Палаты»

RSS

Печать

Круглый стол «Одарённое поколение: наука и практика от эксперимента к системе»

Кузьминов Ярослав Иванович, председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам интеллектуального потенциала нации, ректор Государственного университета – Высшей школы экономики.

Начнём работу круглого стола «Одарённое поколение: наука и практика от эксперимента к системе», организованного Общественной Палатой России.

Сама по себе проблема работы общества с одарёнными людьми, – я сознательно говорю с одарёнными людьми, а не только одарёнными детьми, – это проблема, которая, в общем, автоматически домысливается, что да, такая работа должна быть. Всеми принимается, как правило, необходимость такого рода действий. И вместе с тем, как только мы посмотрим на любое общество, не только на российское – на французское, американское, китайское – мы везде увидим, что как раз система работы общества с его зарекомендовавшими себя одарёнными членами, она не то, чтобы отсутствует, но зияет большими прорехами.

Действительно, если мы проследим жизненный путь, работу одарённого человека, мы увидим, что или его очень поздно находит общество, или, после того, как его учили, холили и лелеяли, он себя не находит, и общество вообще не обращает внимания на то, что получается из талантливых выпускников школ, выпускников академий и т.д. Сплошь и рядом человеку, который зарекомендовал себя, безусловно, талантливым человеком, который был обеспечен общественным признанием, достаётся безвестная и очень бедная старость. Сплошь и рядом людям, которые проявили себя как создатели одного художественного замечательного произведения, достаётся судьба ремесленника, потому что они иначе не могут себя прокормить. Вместо того чтобы сделать паузу, они вынуждены писать всё больше и всё хуже, будь то картины, очерки или какие-то другие произведения искусства.

Всё это показывает, что сама тема круглого стола – посмотреть насквозь работу с одарённым поколением, как она в России существует от ранней диагностики таланта, когда бы он у кого не проявился, до пенсионного или стипендиального обеспечения очевидных талантов, эта тема весьма актуальна. Мне кажется, такого рода постановки вопроса ещё не было. И очень хорошо, и правильно, что она предложена сейчас. Мы, члены Общественной Палаты России, хотели бы провести начало такого разговора, который касается и учёных, и артистов, и спортсменов, которые составляют славу нашего общества и вносят огромный вклад в прирост экономики, науки, культуры.

В работе Круглого стола участвует Виктор Александрович Болотов – руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки, службы, которая в наибольшей степени имеет дело к оценке качества в сфере накопления интеллектуального потенциала. К сожалению, сказать, что Виктор Александрович за это лично ответственен в Правительстве России, мы не можем, потому что за это не ответственен никто.

Участникам круглого стола предложено ознакомиться с рядом тезисов. Я, с вашего позволения, не буду говорить никакой программы, она изложена в этих тезисах. Просто начнём обсуждение.

Синягина Наталья Юрьевна, доктор психологических наук, профессор, директор Федерального государственного научного учреждения «Центр исследования проблем воспитания, формирования здорового образа жизни, профилактики наркомании и социально-педагогической поддержки детей и молодёжи»

В последние годы работа с одарёнными детьми выделяется в разряд приоритетных направлений, как на уровне общества, так и на уровне государства. Это, конечно, неслучайно и обусловлено рядом причин. Понятно, что лишь труд способных и талантливых людей на благо Родины может помочь России выбраться из череды экономических и социальных кризисов. Но также понятно, что это произойдёт, если у молодых талантливых людей  будет желание это делать. Пока же замечу, что только треть всех молодых людей отмечает присутствие патриотизма к своей малой Родине и лишь 4% - к России в целом. При этом 12% молодых людей не верят никому – ни государству, ни родителям, ни друзьям, ни себе, а около 45% опрошенных студентов хотели бы покинуть после вуза Россию: 33% из них – в поисках лучшей жизни, 31% – из-за значительных возможностей в самореализации и только 18% не смогли чётко сформулировать почему. Почти все желающие выехать учатся на «4» и «5», три четверти из них – юноши. Среди аргументаций «за»: «возможность сделать карьеру», «желание получить высокий уровень медицинского обслуживания», «достичь высокого уровня жизни». Из тех, кто сомневается в том, надо ли уезжать из России, 5% «не уверены в своих знаниях», 26% «патриотичны» и около 30% «привязаны к своим близким, друзьям». Только 24% хотели бы «на чужбине накопить денег и вернуться». Замечу, опрошены студенты не самых отсталых регионов страны.

Эти цифры заставляют изменить отношение как к проблеме в целом, так и к самим учащимся, проявляющим неординарные способности. В последние годы появились образовательные учреждения, учебные и социальные программы, общественные организации и фонды, ставящие основной своей целью выявление, обучение, развитие одарённых детей, в общественном сознании начинает формироваться понимание того, что переход в век наукоёмких технологий невозможен без сохранения и умножения интеллектуального потенциала страны. Появилась даже своеобразная мода на  работу с одарёнными детьми.

В свою очередь, это привело к существенному усилению интереса к фундаментальным научным разработкам в области психологии одарённости: к созданию новых теорий и методов, направленных на выявление психологических закономерностей и механизмов развития одарённости, а также к практико-ориентированным исследованиям, их практической апробации и внедрению разрабатываемых методов поиска, обучения и развития одарённых детей.

Однако при работе с одарёнными детьми постоянно возникают педагогические и психологические трудности, обусловленные разнообразием видов одарённости, включая возрастную и скрытую одарённость, множеством противоречивых теоретических подходов и методов, вариативностью современного образования, а также чрезвычайно малым числом специалистов, профессионально и личностно  подготовленных к работе с одарёнными детьми.

Кроме этого, необходимо учитывать специфику обучения и развития одарённых детей в образовательных учреждениях разного типа: в системе дошкольного и школьного образования (школы, гимназии, лицеи), государственного и негосударственного образования, в системе дополнительного (внешкольного) образования и т.п.

Но общество постоянно изменяется, меняется и само знание – через 10 лет 100% наших сегодняшних знаний превратятся в 10%. Сегодня успешен тот, кто может быстро реагировать на такие изменения. Этот тезис в полной мере относится и к одарённым детям. Тем не менее, в работе с ними именно в этой области имеются значительные проблемы. Вот результаты лишь одного исследования способных детей. Мы изучали их компетентности, отнеся к  ключевым: способность преодолевать жизненные трудности; осознавать свои достоинства и недостатки; работать самостоятельно; разбираться в людях; критически мыслить  и другие.

Оказалось, что только 3,2% из 1600 опрошенных сказали, что они сформировали эти компетентности в школе, а 40% надеются, что приобретут их в вузе или в дальнейшей жизни, при этом свои знания почти 94% оценили как «отличные», а свою будущую жизнь 67,8% из них – как «более чем успешную».

Требует внимания учёных и проблема выявления, развития и реализации в практической деятельности одарённости, которая может отслеживаться, например, при выборе профессии. При определении своей будущей профессии школьники руководствуются в первую очередь соображениями престижности и высокой оплачиваемости профессии (81% учащихся), а не личной её привлекательности (18%), менее 28% учащихся, выбирая профессию, ориентируются на любимые школьные предметы, собственный интерес. Наиболее престижными выступают профессии «бизнесмен», «банкир», «экономист».

Создание условий, обеспечивающих выявление и развитие способных и одарённых детей, реализацию их потенциальных возможностей, является одной из приоритетных социальных задач государства и общества. Это постоянно подчёркивает и Президент Российской Федерации В. В. Путин. Проблема детской одарённости и её развитие решается на самых высоких уровнях управления и государственной власти. Создана и реализуется федеральная целевая программа «Дети России» и её подпрограмма  «Одарённые дети». Содержащиеся в ней мероприятия соответствуют государственной социальной политике и согласуются с основными положениями Конвенции ООН о правах ребенка и другими международными документами. И хотя на бумаге роль государства и власти выглядят солидно, на практике порой дело обстоит иначе. Так, программа «Дети России» с 2003 года не является президентской, и на традиционной ежегодной встрече одарённых детей – стипендиатов подпрограммы «Одаренные дети» в 2005 году, к сожалению, ни руководитель государства, ни его представители, ни даже Министр образования  и науки не присутствовали. Это не может не снижать уровень значимости проблемы.

Особое место в решении проблем одарённости играет материальная сторона, но именно она в последние годы достаточно стабильна и существенно развивает направление. В рамках подпрограммы «Одарённые дети» предусмотрены значительные вложения по статьям: проведение Всероссийских предметных олимпиад, конкурсов,  фестивалей, конференций; поддержка участия одарённых детей в международных олимпиадах; организация и проведение профильных смен и лагерей для одарённых детей; целевая поддержка развития образовательных учреждений, работающих с одарёнными детьми; выплата стипендий (премий) одарённым детям и др.

Важно отметить, что на региональном уровне проблема одарённости нашла  поддержку органов власти: Главы Администраций ряда субъектов РФ в своих областях создают различные формы поддержки одарённой и талантливой молодёжи – премиальные фонды, именные стипендии, обеспечивают финансирование диагностических мероприятий по выявлению одарённых детей, проведению олимпиад, различных конкурсов. Во многих регионах страны созданы и успешно работают образовательные учреждения для одарённых детей, летние школы для одарённых, лагеря.

Подпрограмму «Одарённые дети» и комплекс мероприятий по её реализации можно отнести к разряду социальных технологий. Вместе с тем, мы отлично понимаем, что это только начало пути. Вот только самые поверхностные проблемы: нет чётких критериев определения одарённых детей, недостаточно содержательных  материалов по проблеме диагностики и развития одарённости; имеющиеся в современном научном и, главное, в практическом опыте материалы, слишком теоретизированы, страдают отсутствием  методической направленности, не являются руководством и инструментом для педагогов, психологов, социальных педагогов, работающих с одарёнными детьми; а самое главное, в государстве, я подчеркиваю – в государстве, не созданы условия для реализации развитых способностей, и у молодых людей до сих пор один из приоритетных путей самореализации  – выезд за границу.

А. Маслоу, один из основателей гуманистической психологии, определяя понятие самоактуализации как полное использование собственных талантов, способностей, потенциала, представляет самоактуализирующегося человека не как обычного, к которому что-то добавлено, а как обычного человека, у которого – НИЧТО НЕ ОТНЯТО! Так давайте всем миром добиваться того, чтоб у наших одарённых детей было ничего не отнято, здесь, на родине.

Архангельский Александр Николаевич, автор и ведущий информационно-аналитической программы «Тем временем» телеканала «Культура», кандидат филологических наук

Я постараюсь очень  коротко, потому, что в этом зале сидят люди, которые имеют больше оснований выступать на заявленную тему, нежели я. У меня есть опыт работы с одарёнными детьми, но этот опыт был осуществлён в основном при советской власти, когда была сеть дворцов пионеров и школьников, где я собственно и начинал работать.

 Вопрос очень важный. Дело в том, что та система, которая при поздней советской власти была, она была внутренне цельной. Это её преимущество, и это её недостаток. Она цельной была, потому что она была инкорпорирована в саму идеологию патерналистского  государства, и в этом смысле она не может быть восстановлена при всех своих тогдашних преимуществах, хотя в ней была, повторяю, своя цельность. Сегодня, с моей точки зрения, говорить об одарённых детях, и не говорить о проблеме одарённых людей вообще, некорректно. Мне кажется, что перед обществом и государством стоят две сложнейших взаимосвязанных задачи – выявление на ранних стадиях потенциальных лидеров и создание среды, в которой они будут ощущать себя первыми среди равных. Там, где они не будут чем-то исключительным, где они не будут ощущать себя белыми воронами и юными гениями, слишком рано вовлекаясь в профессиональную деятельность. Но там, где они будут обладать средой обитания. Эта среда обитания вряд ли может быть, за редчайшим исключением, обеспечена в школе. Школа должна дать высокий средний уровень. Задача школы – это высокое усреднение.

 Поэтому встаёт проблема – как воссоздавать внешкольную среду творческого обитания по самым разным направлениям. Во-первых, здесь без поддержки государства не обойтись. Но какая это должна быть поддержка? Это не может быть прямой приказ по всем федеральным округам создавать дворцы пионеров и школьников. Это может быть внятная работа с муниципальными и местными сообществами, поддержка инициативы, которая может быть там.

Но это не решит проблемы в малых городах. Потому что, в них не возможно создать системы клубов, в которых школьники во внешкольное время могли бы реализовывать все свои творческие потенциалы. Это возможно в крупных городах. В малых городах это невозможно. Поэтому, вторая задача, которую могло бы решить государство – осуществить какой-то проект объединяющего общефедерального виртуального клуба, который мог бы организовать работу с одарёнными детьми по всей стране. Здесь государство может помочь и вместе с муниципальными местными органами этот проект осуществить, и подтянуть самое существенное – столичный ресурс, т.е. Москвы, Питера, крупных городов, тех, в которых находится интеллектуальная элита. Не  обязательно только Москва и Питер, это могут быть и наши соотечественники, живущие и работающие за границей, но желающие участвовать в поиске и образовании следующего поколения. Такой проект, мне кажется, возможен.

 А уже следующий этап – выявление в условиях сформировавшейся творческой среды потенциальных лидеров и переход к более высокой стадии, когда они сначала переходят к соревновательности между собой, а затем – к более жесткой конкуренции на вузовском уровне.

Богоявленская Диана Борисовна, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации, заведующая лабораторией диагностики творчества Психологического института РАО, Председатель Московского психологического общества, член президиума Российского психологического общества.

Для разработки проекта «Одарённое поколение» своё значение и роль имеет опыт подпрограммы «Одарённые дети». Научно-методический раздел в рамках Федеральной программы «Одарённые дети» фактически начал действовать эффективно с 1997 года. Первый её продукт  – 18 книг библиотеки  «Одарённые дети». Это методические пособия и тренинги, книги разного уровня по разной тематике и разным основаниям. Чтобы как-то систематизировать авторские позиции был издан сборник «Основные современные концепции творчества и одарённости». В нём представлены концепции ведущих отечественных и зарубежных учёных. Он знакомил с наиболее фундаментальными и популярными, «работающими» сегодня в практике, концепциями творчества и одарённости. Достаточно назвать имена таких всем известных авторов, как А.В.Брушлинский, О.М.Дъяченко, Н.С.Лейтес,  В.Д.Шадриков - из России, Р.Стернберг, Дж.Рензулли - из США, Эд. де Боно из Англии, К.Хеллер из Германии. Во вводной статье сборника мною была сделана попытка помочь читателю в ориентации в этом сложном материале, так как каждая концепция самодостаточна и убедительна в своей логике (иначе она не была бы научной и не смогла бы стать популярной), но многие из них не совместимы. Поскольку задача выходила за пределы простого ознакомления читателя с основными концепциями, их выбор и последовательность изложения отвечали цели дать «опорные точки» того исторического контекста, который один лишь может позволить адекватно оценить и полноценно понять конкретную теорию через её место в системе теоретического знания, причин вызвавших её к жизни, а затем к уходу со сцены науки, т.е. того, что является логикой развития науки. Это позволяло посмотреть на любую теорию как бы «со стороны» и объективно оценить свои приоритеты.

Но даже выстроенная, систематизированная палитра взглядов предполагает выбор, что не устраняет требования в определённом уровне квалификации практика. Поэтому следующим шагом Координационного Совета программы «Одарённые дети» в указанном направлении была поддержка моего предложения о разработке рабочей концепции одаренности, которая выступала бы в качестве теоретического и методического основания для практической работы. По решению Координационного Совета программы был организован ВНИК  из ведущих специалистов в данной области  науки[1].

Достоинство «Рабочей концепции одарённости» заключается, прежде всего, в том, что при её наличии вместо выбора альтернатив, практик имеет дело с единой позицией, единой теоретической базой для решения ключевых проблем.

Создание соответствующей концепции являлось первой попыткой такого рода в нашей стране. Один из наиболее известных подходов к определению одарённости с выделением её видов был предложен американскими учеными в 1972 года в специальном докладе государственного Департамента образования Конгрессу США. На её основе строится (в основном) в настоящее время  массовая практика в нашей стране, хотя теоретические основы этого подхода, в качестве которого выступила концепция интеллекта Дж. Гилфорда, давно подверглись критике во всем мире, а диагностические процедуры себя не оправдали.

Напротив, отечественная Концепция отражает результаты фундаментальных отечественных исследований, современные тенденции мировой науки, а также опыт (как позитивный, так и негативный) работы с одарёнными детьми.

Разработка концепции одарённости ставила цели как раскрытия понятия одарённости на основе теоретических положений отечественной психологии, так и определения основных принципов в решении задач выявления, обучения и развития одарённых детей. Продолжающаяся работа коллектива позволила в 2003 году опубликовать новый вариант «Рабочей концепции одарённости», который предлагается вашему вниманию. Работа шла по линии дальнейшего консенсуса. Проведена более тонкая дифференциация методов работы и видов одарённости.

Дальнейшая работа в рамках программы сводилась к внедрению Концепции в практику. С этой целью проведено пять (3 Всероссийских и 2 Международных) конференций. Одна конференция проведена в г. Самаре в 2000 г. по нашей инициативе при поддержке МО РФ и Самарской Епархии. Приехали специалисты из 93 городов и ряда стран. В 2001 г. проведено совещание в Москве, в январе 2002 г. – в Воронеже,  в феврале 2003 г. проведена конференция в Москве, в марте 2004 года – Международная конференция в Москве, проведенная по инициативе МПО при официальной поддержке МО РФ. На ней прошла дискуссия по проблематике и материалам проекта МО РФ, выполненного ведущими специалистами в 2003 г. Кроме того, обсуждение Концепции проходило в рамках 9 мероприятий Российского психологического общества  в секциях по творчеству и одарённости.

Может возникнуть вопрос: для чего так долго обсуждать проблематику одарённости? Действительно, почему необходимо определение понятия одарённости? Поэтому, я хочу подчеркнуть, что следует чётко осознать: научно обоснованное понятие одарённости необходимо не только для того, чтобы правильно провести отбор одарённых людей. Одарённость обеспечивает прогресс, высшие достижения, на которые способен человек. Это высшее новообразование психики. Это цель психического развития. Понятие одарённости не должно быть некоей абстракцией, которую мы постигаем интуитивно. Понимание одарённости как оптимального уровня развития личности необходимо для работы по развитию всех детей и молодёжи. Мы должны знать конечную задачу.

Раскрытие научного понятия длительный и тяжёлый процесс в любой науке. Одним из стимулов развития этого знания являются потребности практики. Поиск, борьба мнений – область научных исследований. Разработка понятия значимый шаг в этом процессе. Это анализ и обобщение всего, что накопила наука, в чём сошлись ведущие учёные этой области знания. В практику отдается сухой остаток – принятое научной общественностью и согласующееся с реальностью знание. И это должно быть усвоено как фундамент дальнейшего движения. Наличие разработанного научного понятия не ограничивает поисковую деятельность каждого. Но движение вперед, а не в обход, должно идти по пути усвоения, а лишь затем преодоления этого содержания понятия.

Остановимся на тех моментах понятия одарённости, которые более всего дискутируются. Напомню определение одарённости: «Одарённость - это системное, развивающееся в течение жизни качество психики, которое определяет возможность достижения человеком более высоких (необычных, незаурядных) результатов в одном или нескольких видах деятельности по сравнению с другими людьми». Таким образом, данное определение понятия одарённости позволяет отойти от житейского представления об одарённости как количественной степени выраженности способностей и перейти к пониманию одарённости как системного качества. Следует помнить, что понятие «система» не синоним понятия «комплекс» как суммы компонентов. Система подразумевает процесс интеграции, т.е. целое обладает новым свойством по сравнению со свойствами её компонентов. Понятие одарённости мо­жет быть раскрыто лишь в рамках системного подхода.

Такой недекла­рированный подход по существу присутствовал уже в исследованиях Б.М.Теплова, который писал: «В этой характеристике личности, которую мы называем одарённость, нельзя видеть простую сумму способностей: по сравнению со способностями она составляет новое качество». Согласно Теплову нельзя понять одарённость, если ограничиваться лишь анализом специальных способностей и связанных с ними особенностей творчества. Разбирая приёмы творчества гениальных музыкантов,   Б. М. Теплов указывает на ряд особенностей их личности. Значительным музыкантом, как подчеркивает он, может быть только человек с большим духовным, интеллектуальным и эмоциональным содержанием.

Это подтверждает то, что особо яркая одарённость или талант свидетельствуют не только о наличии высоких способностей по всему набору компонентов, затребованных структурой деятельности, но и, что особенно важно, интенсивности интеграционных процессов «внутри» субъекта, вовлекающих его личностную сферу. Их интенсивность и полнота определяют динамику индивидуального развития одарённости. Регресс этих процессов объясняет исчезновение одарённости.

Вместе с тем, часто даже у ведущих специалистов  можно встретить утверждения, что особо одарённых детей характеризует недостаточное развитие навыков и знаний законов общения. Так, В.С.Юркевич к числу особенностей одарённых детей относит недостатки волевой регуляции и недостаточное развитие произвольности.

Следует отметить, что те или иные проблемы с формированием волевых качеств есть у большинства детей. Однако у одарённых детей это усугубляется тем, по мнению этих специалистов, что «…основной их деятельностью является любимый ими, не требующий у них специальной волевой регуляции   умственный труд». Это часто встречающаяся иллюзия: представляется, что, то, что делается человеком по его призванию (чего он просто не может не делать) ему  не стоит труда.

Таким образом, аргументы в пользу определения одарённости,  исключающее её связь с возможностью высоких достижений заключаются в том, что для достижений, т.е. реализации своих высоких способностей, человеку нужны ещё определённая мотивация, сформированная саморегуляция и воля. Но такая позиция по существу отрицает понятие одарённости как системного качества, так как мотивация, уровень саморегуляции и направленность личности подразумеваются в структуре одарённости. Иначе понимание одарённости фактически сводится лишь к способностям. Причина такого укоренившегося понимания одарённости состоит в том, что в течение 100 лет существования психологии как самостоятельной науки, творческие способности рассматривались как максимальный уровень развития способностей. Это плоды старой традиции, определенный консерватизм взглядов.

  Также неправомерным нам представляется рассматривать наличие феномена «страха перед творчеством» как эмоционально-личностную характеристику одарённых детей. При этом признаётся, что «этот страх, который проявляется как у детей, так и у взрослых, не только тормозит развитие творческих способностей, но и их реализацию, блокируя тем самым творческую активность одарённых людей. Поэтому многие люди, обладающие выдающимися способностями (выделено мною – Д.Б.), так и не реализуют их в конкретных творческих свершениях». Нетрудно увидеть, что при этом одарённость также сводится лишь к высоким способностям, и забывается об одарённости как системном качестве, и то, что одарённость в том понимании, в каком она прописывается в «Рабочей концепции одарённости» подразумевает такой строй личности, при котором поглощённость деятельностью доминирует над всеми возможными слабостями человека. «Стремление к творческой деятельности считается отличительной характеристикой …одаренных детей». Творчество предполагает преодоление «трусости в мышлении» (И.И.Лапшин), «мужество познания» (С.Л.Рубинштейн), «мужество мысли» (Э.В.Ильенков). Ему чужд страх и всегда присущ риск. По мнению А.С.Обухова такие особенности эмоционально-личностных проблем одарённых детей,  если их соотнести с «Рабочей концепцией одарённости», скорее отражают особенности личности детей без признаков одарённости. Если одарённый ребенок обладает всем этим набором «страхов», то можно задаться вопросом: в чем его одарённость? И разве не является отсутствие этих страхов или их особое эмоциональное преодоление признаком одарённости?

Следующий вопрос. Впервые виды одарённости выделяются не просто на уровне здравого смысла. В концепции обоснованы  критерии их выделения и систематизации. Таких критериев выделено пять. Классификация видов одаренности по критерию «вид деятельности и обеспечивающие её сферы психики" является наиболее важной в плане понимания качественного своеобразия природы одарённости. Данный критерий является основным, тогда как остальные (степень сформированности, форма  и широта проявления) определяют особенные, в данный момент характерные для человека формы проявления. И здесь необходимо пояснить введение понятия «потенциальная одарённость». В пользу её выделения следует рассматривать тот момент в определении одарённости, который предусматривает её формирование на протяжении всей жизни. Следовательно, на определённом отрезке жизни человека можно говорить об этапе её становления. Кроме того, путём выделения потенциальной одарённости снимается постоянная альтернатива: "все дети являются одарёнными" – "одарённые дети встречаются крайне редко". Она присуща многим детям, тогда как актуальную одарённость демонстрирует только часть детей. При понимании всей теоретической сложности, неясности природы этой формы, доминирующим является стремление не «упустить» ни одного ребенка, требующего внимания педагога. Поэтому выделение потенциальной одарённости продиктовано гуманистическими соображениями, желанием привлечь внимание к большему числу детей.

Скрытая одарённость выделение этой формы можно объяснить теми же причинами, что и выделение потенциальной одарённости, ведь нередко в «гадком утёнке» никто не видит будущего «прекрасного лебедя».

Анализ одарённости с необходимостью ставит проблему её связи с творчеством как закономерным её результатом. Вместе с тем, в предлагаемой нами классификации видов одарённости не выделяется творческая одарённость, занимающая центральное место в предшествующей (американской) классификации.

Существующее сегодня деление на общую и творческую одарённость подкрепляет  тот факт, что сами по себе способности еще не тождественны творческому потенциалу человека. Но если умения и специальные способности не определяют уровень творчества, то в чем  разгадка «творческости»?

Ответить на этот вопрос, конечно, проще, апеллируя к особой творческой одарённости. Тем более, что в 50-е годы прошлого века назрело и оформилось стремление выделить некоторую специфическую способность к творчеству, не сводящуюся лишь только к интеллекту, поскольку «на пути отождествления целого с элементами, проблема не решается, а просто обходится». На протяжении второй половины XX века исследования проходят в триаде, которую определило включение обучаемости как показателя жизненной валидности тестов интеллекта и креативности (Воллах, Коган, Гетцельс, Джексон, Дружинин и др.). Эти три показателя легли в основу классификации одарённости в качестве самостоятельных критериев трёх разных видов: 1) академическая, проявляющаяся в быстроте и легкости овладения большими объемами готовых знаний, 2) интеллектуальная, 3) творческая.

Как же в «Рабочей концепции одарённости» решается вопрос связи одарённости и творчества? «Деятельность всегда осуществляется личностью. Её цели и мотивы оказывают влияние на уровень выполнения деятельности. Если цели личности лежат вне самой деятельности, т.е. ученик  готовит уроки только для того, чтобы не ругали за плохие отметки или чтобы не потерять свой престиж отличника, то деятельность выполняется в лучшем случае добросовестно и её результат даже при  блестящем исполнении не превышает нормативно требуемый продукт». Отмечая способности такого ребёнка, не следует говорить о его одарённости, поскольку последняя предполагает увлечённость самим предметом, поглощённость деятельностью. В этом случае деятельность не приостанавливается даже тогда, когда выполнена исходная задача, реализована первоначальная цель. То, что ребёнок делает с любовью, он постоянно совершенствует, реализуя всё новые замыслы, рождённые в процессе самой работы. В результате новый продукт его деятельности значительно превышает первоначальный замысел. В этом случае можно говорить о том, что имело место «развитие деятельности».  Развитие деятельности по инициативе самого ребенка  и есть творчество». При таком подходе  понятия «одарённость» и «творческая одарённость» выступают как синонимы. Таким образом, «творческая одарённость» не рассматривается как особый, самостоятельный вид одарённости, характеризуя любой вид труда. Условно говоря, «творческая одарённость» – это характеристика не просто высшего уровня выполнения любой деятельности, она результат позиции субъекта деятельности – самочинного и самодостаточного.

На сегодня не решена проблема идентификации одарённости, поскольку традиционные психометрические методики (тесты интеллекта, которые в лучшем случае, измеряют сформированность конкретных  умственных операций, и тесты креативности) не валидны для идентификации одарённости. Валидные же отечественные методы для внедрения в широкую практику требуют тиражирования релевантных методик и обучения  работающих с одарёнными детьми практиков, что требует определённого  финансирования.

Что касается методов работы с одарёнными, то здесь дискуссии не возникают и возможные формы в различных образовательных учреждениях подробно описаны в Концепции. В своей реализации они, конечно, зависят от понимания одарённости самих организаторов, что, в конечном счете, определяет и результат: развивается одарённость или отрабатываются умения и выдаются достижения здесь и сейчас.

Представленный теоретический подход имеет важное практическое следствие: говоря о развитии одарённости, нельзя ограничивать свою работу  лишь составлением программ обучения. Необходимо создавать условия для формирования внутренней мотивации деятельности, системы ценностей, которые создают основу становления духовности личности.

Леонтович Александр Владимирович, кандидат психологических наук, заместитель директора Московского городского Дворца детского (юношеского) творчества, председатель Оргкомитета Всероссийского конкурса юношеских исследовательских работ им. В.И. Вернадского

Важность постановки проблемы работы с одарёнными детьми не вызывает ни у кого сомнений. У нас есть рабочая концепция одарённости,  теоретические проработки, множество форм работы с одарёнными детьми, и здесь очень важно, чтобы эта работа носила системный характер. Т.е. для каждого ребёнка, которого можно назвать обнаруживающим признаки одарённости, нашлась соответствующая форма работы, в которой он мог бы проявить свои возможности. Я часто говорю, что одарённые дети – это те дети, которые имеют такой высокий потенциал, что способны одаривать окружающих – новыми идеями, творчески произведениями, вовлекать в позитивные социальные дела. Такой контекст задаёт очень важную социальную наполненность понятия одарённости. И здесь хотелось бы обратить на столь важную часть этой системы, как проектная и исследовательская деятельность. Поскольку я давно работаю в этой области, хорошо представляю существующие на разных уровнях проблемы – на уровне учреждений, на уровне регионов, на уровне Российской Федерации в целом.

Традиции развития проектной и исследовательской деятельности учащихся в России имеют давнюю историю. Их начало обычно связывают с именем С.Т. Шацкого, широко внедрявшим проектные методы во внешкольной работе и в первые годы советской власти создавшим систему школ, в которых широко применялись индивидуальные творческие и исследовательские методы работы. В 60-70-е годы в стране работало более 2 тыс. юношеских научных обществ и малых академий наук. Они имели отдельное финансирование, были широко распространены школьные конференции, слёты активистов и другие формы. Ведение этой работы вносило значимый вклад в развитие научно-технического потенциала страны.

После перестройки система этой работы была разрушена, но сохранились очаги, где проектная и исследовательская деятельность школьников продолжала развиваться на базе отдельных образовательных учреждений (Московский городской Дворец детского (юношеского) творчества, Санкт-Петербургский Дворец творчества юных, Челябинский дворец пионеров, Центр «Эврика» в г. Обнинске и др.). Они организовали ряд межрегиональных ученических конференций и конкурсов, интерес к которым постоянно возрастает. Ряд вузов выступил с инициативой организации таких конференций (МГТУ, МИФИ, МФТИ и др.). Во многих регионах были созданы сильные региональные конференции. На их основе развиваются современные традиции проектно-исследовательской деятельности, экспертные сообщества педагогов и учёных, способных осуществлять как научную экспертизу ученических работ, так и квалифицированное руководство ими. На таких конференциях, как Всероссийский конкурс юношеских исследовательских работ им. В.И.Вернадского, «Юность. Наука. Культура», Балтийский конкурс, в настоящее время происходит профессиональное общение руководителей исследовательских работ, развитие современной концепции проектно-исследовательской деятельности. Учащиеся, подготовленные в рамках этих конференций, успешно выступают на международных конференциях и выставках (INTEL ISEF, ESI  и др.). В рамках Федерации психологов образования открыта секция «Исследовательская деятельность учащихся», проводится ежегодная Общероссийская конференция «Исследовательская деятельность учащихся в современном образовательном пространстве», в рамках которой определяются принципы использования исследовательской деятельности в общеобразовательных учреждениях.

В настоящее время остро стоит проблема объединения существующих центров развития проектно-исследовательской деятельности в единую систему. Это обусловлено задачей сохранения и развития культуры учебно-исследовательской деятельности в образовательной системе, формулировки её миссии в контексте модернизации образования в России, а также выработки единой процедуры и критериев учёта достижений учащихся на конференциях при итоговой аттестации и зачислении в вуз (как это существует в олимпиадном движении) в форме портфолио. Многие представители вузов к этой идее относятся отрицательно – именно потому, что нет системы, нет рейтинга детских конференций, информации о профессиональном составе экспертов, неясен их уровень и статус.

Глубоко уверен, что эффективная работа с одарённым поколением невозможна без отдельной, пронизывающей всю сферу образования, системы организации проектно-исследовательской деятельности учащихся, которая бы имела государственный статус, нормативное обеспечение, управляющие структуры.

У меня предложение – создать при рабочей группе «Одарённое поколение» Общественной Палаты РФ секцию развития проектно-исследовательской деятельности учащихся, в которую пригласить ведущих специалистов в этой области с целью разработки предложений для министерства, агентства, и формулирования своей позиции.

Уманский Кирилл Алексеевич, секретарь Союза композиторов России

Выступавшие передо мной участники круглого стола говорили о представителях совсем молодого поколения, которым требуется уделять внимание и оказывать поддержку. Я, как секретарь Союза композиторов России, обеспокоен более зрелым поколением. Композиторы, закончившие музыкальный вуз и находящиеся на пороге вступления в Союз, уже достаточно зрелые люди, и в то же время есть настоятельная необходимость осуществлять поддержку именно этой возрастной категории композиторов. Они уже вышли из-под опёки своего института или консерватории, но ещё не вступили полноценно во «взрослую» творческую жизнь. И именно в это время особенно важно поддержать молодого композитора и морально, и материально.

Скажу вкратце о положении нынешнего Союза композиторов  России в целом. Это тема отдельного разговора, но просто мне иначе не удастся сказать другого. Едва ли какая-то другая организация переживает столь драматический спад в своем финансовом существовании, даже если сравнивать с другими творческими союзами.  Это очень сильно отражается, как справедливо заметил Ярослав Иванович Кузьминов, именно на характере выбора и изменения собственной творческой судьбы одарённого человека.

Человек, который мыслит себя серьёзным музыкантом, композитором, который представляет себе, что он будет заниматься бескорыстным искусством ради искусства, вынужден в наши дни часто «судорожно» переориентироваться эстетически, коммерческий интерес полностью или почти полностью замещает собой интерес творческий. Надо сказать, что это тотальный процесс. Очень многие даровитые люди в силу обстоятельств тяжелой жизни композитора переориентируются. Чаще всего это работа в шоу-бизнесе. Я, впрочем, не утверждаю, что лёгкий жанр, эстрадный жанр есть что-то низменное и позорное. Ни в коей мере! Просто есть композиторы, которые созданы для эстрады и песни, и есть композиторы, которые должны писать оперы и симфонии. Между тем, шоу-бизнес может существовать больше сам по себе, но серьёзное, академическое искусство требует меценатства. Это доказывает история. Меценатство существовало в любой форме – будь то Медичи, Дягилев или государство любой общественно-экономической формации.

Я разработал и в меру сил осуществляю проект проведения семинара молодых композиторов. До средины 90-х годов прошлого столетия этот семинар существовал в Доме творчества «Иваново», в доперестроечное время он проходил в течение полугода. Композиторы Советского Союза, а потом России, часто из «глубинок» приезжали на месяц в Дом творчества, чтобы повысить свою профессиональную квалификацию под руководством композитора-консультанта из Москвы, Петербурга, Кишинёва, Минска, Казани. Назначался руководитель семинара, как правило, высокопрофессиональный, очень опытный композитор. Часто это были прославленные мастера отечественной музыки, такие как Р. А. Тимофеев, Ю. А. Фортунатов, Н. П. Иванов-Радкевич, С. Н. Ряузов, Ю. Т. Крейн, Г. С. Фрид, Н. И. Пейко, Р. С. Бунин. Это была такая форма работы, при которой композиторы России, имеющие не столь фундаментальное образование, как композиторы центральных городов, совершенствовали своё композиторское мастерство, восполняя неизбежный недостаток образования и информационного багажа. Таким образом, проходило  примерно 6 семинаров в год, и в каждом принимало участие около десяти молодых композиторов. Многолетняя огромная работа – целая эпоха (деятельность семинара началась в 1954 году), которая создала пласт национальной музыкальной культуры. Надо заметить, что сам Дом творчества «Иваново» был создан в 1943 году, в годы войны, в тяжелейший период истории нашей страны. Это говорит о том, какая степень государственной важности придавалась делу серьёзной музыки. Теперь Дом творчества прекратил существование по причинам полного отсутствия финансирования. Я не буду делать выводов, выводы очевидны.

Тем не менее, семинар молодых композиторов мы постарались возродить. Сейчас он проходит, конечно, гораздо в более скромной форме. Он проходит всего-навсего 2 недели в сентябре, в Доме творчества композиторов «Руза». Руководит семинаром председатель Ассоциации Современной Музыки (АСМ) композитор В. А. Екимовский.

Я предлагал и предлагаю в своем проекте трехступенчатый уровень развития и возрождения композиторского семинара. Первая ступень – всероссийская. Затем очень важно осуществить переход ко второй ступени – приглашение композиторов стран СНГ. Восстановление культурных связей нашей бывшей страны чрезвычайно актуально, поскольку оно имеет внутренние традиции и художественные корни. Третьей стадией  развития семинара является его выход на международный уровень, т.е. приглашение представителей композиторской молодёжи из других стран. Надо сказать, что кое-какие опыты  проводятся в Доме творчества «Репино» под Санкт-Петербургом, но это частные усилия организации, и, конечно, более широкий резонанс семинар имел бы под эгидой Союза композиторов России. Разумеется, каждая из ступеней этого проекта имеет разный уровень запросов финансовой поддержки.

 Проблема государственного финансирования творческих союзов, которая уже ставилась неоднократно на разных уровнях, остаётся самым насущным вопросом. Надо сказать, что Союз композиторов России, в отличие от других союзов, в наибольшей степени сохранил солидарность своих членов, единство целей и интересов. Нет какого-то раздора и принципиального размежевания по вопросам жизни, как таковой. И, вероятно, я покажусь несколько не новатором, а традиционалистом, если скажу, что, может быть, наступил тот момент, когда стоит вспомнить то хорошее, что было в старое время, поскольку уникальное по своему объему финансирование творческих союзов приносило свои художественные плоды. Думается, в наши дни требуется какая-то корректировка. Возможно, стоит разработать систему грантов. И вот одним из таких государственных грантов мог бы быть грант на проведение семинаров, на постепенное их развитие, расширение. В это входит и финансирование каких-то частных моментов. Россия – страна большая, а на семинар хочет приехать композитор из Магадана, а билет стоит дорого. Между прочим, в глубинке рождаются потрясающие, талантливые люди, и просто там сидят, и никто о них не знает. Вот сейчас мы открыли одного композитора из Сургута. Он вступил в Союз композиторов России. Чрезвычайно талантливый парень, но кто им будет заниматься в Сургуте?  А ему надо оттуда доехать до Москвы...

Конечно, международный уровень семинара молодых композиторов, если до него дойдёт когда-то, требует другого уровня организации быта в самом Доме творчества. Я посещал подобные заведения за рубежом, где тоже что-то есть вроде домов творчества, но убедился в том, что в своё время у нас в стране была создана уникальная система наших Домов творчества композиторов, писателей, художников. И это всегда создавало среду, почву для стимулирования творческого процесса в области серьёзного жанра.

Очень надеюсь на то, что мои слова будут услышаны и получат дальнейшее развитие при содействии Общественной палаты России.

Бабаева Юлия Давидовна, кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова,

Тема нашего круглого стола представляется мне чрезвычайно важной. Я невольно вспоминаю, как много лет назад на аналогичной, но менее представительной встрече, была задумана программа «Одарённые дети», которая имела большое значение для работы с одарёнными детьми в нашей стране. Как мне кажется, сегодня мы присутствуем при историческом моменте, когда может родиться новая программа. Её название более масштабно и в определённом смысле уникально, поскольку речь идет не только о детях и подростках, но об одарённом поколении в целом. За то короткое время, которое мне отпущено, я не смогу перечислить все преимущества нового подхода, отмечу только некоторые.

Во-первых, бессмысленно ограничивать одарённость возрастными рамками. Это всё равно, что сказать: «Мы найдем одарённого ребенка, вырастим его, а дальнейшее нас не касается». А ведь реализация одарённости, как правило, происходит в более зрелом возрасте. Закрывать глаза на это – в высшей степени странное занятие.

Во-вторых, помимо ранней одарённости, о которой чаще всего говорят, существует и позднее проявление одарённости. Трудно себе представить, что кто-то в маленьком ребёнке сможет рассмотреть гениального общественного лидера или политика. Наверное, не стоит даже ставить такую цель. А вот помочь взрослому человеку выявить сферу его одарённости, может стать задачей первостепенной важности.

Третий момент, который говорит в пользу такой постановки проблемы и необходимости такой программы, заключается в следующем. Нередко при переходах из дошкольного учреждения в школу, из начальной в среднюю школу и затем в институт происходят существенные сбои в системе работы с одарёнными людьми. Не удивительно, что на этих этапах мы очень и очень многое теряем. Если будет реализована программа «Одарённое поколение», во что мне очень хочется верить, мы сможем организовать систему, которая будет предусматривать преемственность форм и методов работы с одарёнными людьми разного возраста.

Кроме того, в настоящее время работа с одарёнными детьми в значительной степени ограничена узкими рамками школьных предметов. За этими рамками лежит немало важнейших сфер для проявления способностей. Вот уже много лет я говорю о том, что необходимо уделять больше внимания выявлению и развитию социальной одарённости. Определенные положительные сдвиги в этом направлении уже наметились, но реализация задуманной нами программы позволит достичь гораздо более высоких результатов в этой области.

Мне хочется также обратить внимание на ещё одну важную проблему, связанную с социальными аспектами работы с одарёнными детьми. Что происходит, если одарённость ребёнка осталась незамеченной? Его талант не получит необходимого развития и фактически будет загублен. Но этим не ограничиваются возможные негативные последствия. Хорошо известно, что наиболее сложно выявлять одарённых среди детей из «группы риска». Невозможность реализовать своё дарование в социально приемлемых формах может привести к формированию «криминального таланта». Из криминально одарённого ребенка может вырасти «гений преступного мира». Существует ряд исследований, посвященных этой проблеме, которые обосновывают важность работы с одарёнными детьми из социально неблагополучных групп. 

 О необходимости создания программы «Одарённое поколение» можно говорить долго. Сейчас я бы хотела отметить некоторые аспекты её возможной государственной поддержки. Опыт работы по программе «Одарённые дети» показал, что сам факт наличия поддержки государства, независимо даже от объёма финансирования, уже имеет огромное положительное значение. Придание программе статуса государственной позволяет решать  многие  проблемы.

Необходимо также обратить внимание на организационные задачи. Сегодня в этом зале собрались педагоги, учёные, деятели искусства, политики и т.п. Для координации наших усилий недостаточно лишь желания объединиться. Необходима сложная организационная работа. Новая программа может стать основанием для осуществления этой интеграции.

Несомненно, для программы «Одарённое поколение» понадобятся дополнительные научные исследования. Ведь результаты, полученные при изучении одарённых детей, нельзя просто переносить на людей старшего возраста. Расширение возрастного диапазона потребует существенных изменений методов выявления одарённости, а также форм оказания помощи и поддержки одарённым людям. Здесь уже говорилось о том, что в поддержке нуждаются, к примеру, не только молодые композиторы, но и пожилые. 

Мне хочется подчеркнуть, что работа с одарёнными людьми должна носить системный характер. Не нужно забывать, что одарённые люди живут не в «башне из слоновой кости». Взаимодействия в системе «одаренный человек – общество» представляют собой двусторонний процесс, поэтому нельзя ограничиваться лишь работой по выявлению и развитию одарённых людей. Необходимо также готовить общество к тому, чтобы оно принимало таких людей и способствовало реализации их талантов. 

Немаловажной представляется мне и проблема экспертизы. Мы сегодня уже говорили о научно-исследовательской работе учащихся и о проведении соответствующих конкурсов. Сразу хочется задать вопрос: а судьи кто?  Необходимы талантливые эксперты, способные оценивать и принимать инновационные идеи. На практике это происходит далеко не всегда. Вместо смелой оригинальной идеи эксперты нередко поддерживают добротный, но банальный проект.

В заключение своего выступления мне хочется пожелать, чтобы этот круглый стол  послужил началом создания новой уникальной, а главное, очень нужной и своевременной программы «Одарённое поколение». 

Ященко Иван Валерьевич, директор Московского центра непрерывного математического образования

Я хотел бы остановиться на нескольких моментах, может быть частных, но очень важных при переходе, как записано в тематике нашего круглого стола, «наука и практика от эксперимента к системе». Первое, что мне кажется, очень важно это иметь максимальную гласность и максимальный общественный контроль над всей системой мероприятий в работе с одарёнными детьми, особенно мероприятиям, имеющим какой-то вес: при поступлении в вузы и т.д., таких, как олимпиады, конкурсы и т.д.  Это может быть темой не только нашего обсуждения, но и каких-то возможных рабочих групп, которые будут создаваться по итогам круглого стола.

Я имею в виду не только какие-то проблемы некорректных выступлений в олимпиадах за другого человека, какой-то возможной коррупции и т.д., в этом смысле как раз у олимпиад есть свои недостатки, у конкурсов есть свои недостатки. Мы, к примеру, ходили на некоторые довольно известные  конкурсы и  конференции (например, «Ярмарка идей на Юго-западе») и видели, что ребёнку задаешь вопрос по тематике его выступления, он не может решить простейшую задачку на эту тему. Хотя с другой стороны, бывает и наоборот, есть дети на олимпиадах не очень хорошо  выступают, потому что у них не такое быстрое, зато системное мышление, но делают блестящие исследовательские работы и по их докладам всё видно. Поэтому необходима прозрачность и понятность всей работы.

Теперь яркий пример ситуации, когда административная система действует без всякой гласности и общественного контроля, совершенно не учитывая традиций и реалий уникальной, сложившейся за десятилетия, системы работы с одарёнными детьми. Квоты для выступления на всероссийской олимпиаде и вообще порядок проведения всероссийской олимпиады в этом году очередной раз определялся непонятно кем, непонятно когда и в последний момент, без учета общественных обсуждений, которые проводились. Приходили документы за 2 – 3 недели до проведения отборочных мероприятий, которые в корне меняли принципиально систему. Например, в этом году впервые были буквально совмещены сроки проведения олимпиад по математике, физике, информатике, химии. Можно отдельно обсуждать – хорошо это или плохо, больше детей приняло участие или меньше. Но когда это решение принимается абсолютно без какого-то обсуждения людьми, которые непосредственно проводят олимпиаду в Министерстве за 2 месяца до проведения, когда вся система подготовки уже шла, уже прошли городские олимпиады, что-то сформировано. Это просто яркий пример, как система работает.

Еще один пример: хорошее дело выдать детям гранты по 60 тысяч рублей. 15 июня по электронной почте было разослано письмо в регионы, которое в Москву, например, пришло 25 или какого-то там июня и на бумаге до сих пор не поступило, о том, что нужно до 6 июля представить данные с паспортами, сберкнижками и т.д. Практически все наши одарённые дети, которые выиграли на всероссийских олимпиадах, в этот момент находятся в лагерях, на сборах и т.д. Соросовская система вручения грантов работала гораздо более деликатно, гораздо более точно, более уважительно к людям.

Следующая вещь. Сейчас резко растёт число олимпиад, все на свете начинают их проводить. Кто будет решать, какая олимпиада хороша, какая плоха? Конечно, есть департамент образования, есть министерства, какие-то олимпиады получают определенные статусы, но мне кажется – некоторая общественная экспертиза здесь необходима, и общественный орган, который может быть создан, был бы очень полезен, именно такой, совещательный общественный орган, без принятия окончательного решения и максимально гласный через возможности интернета. Всё можно класть на сайт, всё будет понятно. Потому что, тут даже связано на то, что не будут созданы какие-то карманные олимпиады или что-то им подобное. Сегодня многие олимпиады проводятся без учёта и научного опыта работы. Например, в Москве мы будем просто запрещать какие-то олимпиады, например, городской тур интеллектуального марафона в начальной школе, который второклассника объявляет самым одарённым второклассником в Москве. Я думаю, что всем присутствующим, очевидно, что ничего, кроме вреда, ребёнку это принести не может. Всё это надо проводить максимально деликатно, чтобы не навредить детям. Здесь присутствуют психологи, я думаю, они объяснят, почему это может быть вредно.

Очень важна деликатность в этой работе. Мы работаем с системой, которая складывалась годами, и которая в России держалась всегда на энтузиастах. Например, система, которую я хорошо знаю – система математических олимпиад: Н.Н.Константинов существовал при советской власти, при перестройке, при всех системах он проводил замечательные олимпиады. Как только мы начинаем выстраивать более формальную систему, которая нужна, так мы выходим на более  серьёзный уровень олимпиад и нам при этом нужно не потерять то, благодаря чему прежняя система работы с одарёнными детьми, давала таких замечательных детей. Общественный контроль и здесь был бы очень важен, нужен и полезен.

Мне кажется, нужно во всех формах работы придумать максимально простые и прозрачные минимально забюрократизированные системы поощрения учителей. В Москве, например, до сих пор жива система, построенная на опросах студентов ведущих вузов или победителей олимпиад, и не требующая от учителя заполнения килограмма бумаг. С другой стороны, в Москве есть  ведущие школы, знаменитые своей  работой с одарёнными детьми, которые просто не участвовали в конкурсах на объявленные в этом году гранты. Они просто «не хотели заполнять эти совершенно забюрократизированные бумаги с неясными критериями оценок». Это я цитирую своих коллег, которые ко мне приходили, говорили, что они не будут оформлять эти бумаги. В том числе это заявили представители школ, входящих по всем рейтингам в десятку лучших школ Москвы. Поэтому нужна простая, гласная  и  понятная рейтинговая система. Создание и главное реализацию такой системы стоит поручить общественным органам, например, под эгидой Общественной палаты, а не органам системы управления образованием.

Болотов Виктор Александрович, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки

Как руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки остановлюсь на тех вопросах, которые входят в функционал Службы и касаются проблематики одарённых детей.

Первый вопрос, который нас интересует, это лицензирование и аккредитация учреждений (образовательных программ) дополнительного образования, которые играют большую роль в работе с одарёнными детьми. Что касается лицензирования, то мы должны определиться в отношении федеральных требований к оборудованию, материально-техническому и кадровому обеспечению таких учреждений. Должны ли они быть установлены на федеральном или региональном уровне? Возможно, на федеральном уровне должны регулироваться только меры по обеспечению безопасности детей.

Сегодня актуален воп

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться