RSS Eng

10 мая

RSS

Печать

Узаконивание цифровых денег может привести к созданию новых проблем вместо решения существующих

Такое заключение сделали в ОП КБР по результатам экспертизы соответствующего законопроекта

Узаконивание цифровых денег может привести к созданию новых проблем вместо решения существующих

Такое заключение сделали в Общественной палате КБР по результатам общественной экспертизы проекта Федерального закона «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации».

Законопроект вводит в Гражданский кодекс РФ (далее — ГК) новые понятия цифровых прав, цифровых денег, устанавливает порядок передачи цифровых прав от одного лица к другому.

Исходя из изменений, предлагаемых п. 1 ст. 1 законопроекта в ст. 128 ГК, цифровые права являются видом имущественных прав. Однако предлагаемая п. 2 ст. 1 законопроекта новая ст. 141.1 ГК цифровыми правами признает цифровой код или обозначение, удостоверяющие права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, зарегистрированные в децентрализованном реестре. Таким образом, цифровые права, сами будучи объектом гражданских прав, удостоверяют права на объекты гражданских прав.

Эксперты отметили, что цифровой код и обозначения представляют собой совокупность электронных данных, они не могут быть объектом права и определяться как имущественное право. При этом также не поясняется, чем отличается цифровой код от цифрового обозначения. В информационной системе все данные представлены в форме цифрового кода. Предлагаемое законопроектом понимание цифровых прав одновременно представляет их как объект гражданских прав и как способ фиксации этого объекта, что недопустимо.

Председатель Комиссии ОП по общественному контролю, общественной экспертизе и вопросам правопорядка Ануся Целоусова обратила внимание на то, что безналичные денежные средства и бездокументарные ценные бумаги также существуют в виде электронных записей и представляют собой совокупность электронных, или цифровых данных, доступ к которым предоставляется путем введения цифрового кода (пароля, ПИН-кода).

«Непонятно, чем тогда предлагаемые законопроектом цифровые права отличаются от безналичных денег и бездокументарных ценных бумаг. То, что предлагается законопроектом под цифровыми правами, по сути является лишь оформлением уже закрепленных ст. 128 ГК объектов имущественных прав, которые могут существовать в электронной форме. Это не требует создания нового объекта гражданских прав, как предлагает законопроект, смешивая при этом объект права и способ его фиксации, понятия кода и соответствующего ему права. Предлагаемое цифровое право по сути тождественно самому праву на объект, зарегистрированному в децентрализованном реестре. В связи с этим вызывает сомнения необходимость введения этого понятия», — заключила член Палаты.

Содержание цифровых прав законопроект раскрывает через возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. При этом законопроект не устанавливает, какие требования предъявляются к такому описанию.

Заместитель председателя комиссии ОП Расул Караев задался вопросом: «Непонятно, если с содержанием цифрового права может ознакомиться только лицо, имеющее уникальный доступ, то как другие участники гражданского оборота могут установить его содержание при обороте на рынке? Неясно также, кто несет ответственность за незаконное овладение посторонними лицами этим уникальным доступом. Возможность ознакомления с описанием объекта права и возможность пользоваться правом — это разные понятия и права. Возможности обладателя права не могут ограничиваться только возможностью ознакомления с его описанием. Целью такого ознакомления является намерение воспользоваться возможностями, предоставляемыми этим правом».

Члены Палаты подчеркнули, что в настоящее время цифровые деньги находятся вне правового поля. Это приводит к проблемам, в частности, к отказам в судебной защите требований, относящихся к ним. Оборот цифровых денег необходимо урегулировать, однако законопроект не решает данную проблему.

Предлагая поправки в ст. 128 ГК, законопроект не относит цифровые деньги к объектам гражданских прав. Они рассматриваются как средства платежа в случаях и на условиях, установленных законом. Это не соответствует ст. 140, в которых рубль признан законным платежным средством. В соответствии с действующим законодательством цифровые деньги могут быть отнесены не к средствам платежа, а к иному имуществу, к финансовым инструментам с высокими рисками вложения. Вследствие этого цифровые деньги следовало бы допустить к обращению исключительно среди квалифицированных инвесторов.

Пункт 3 предлагаемой ст. 141.2 распространяет на оборот цифровых денег в качестве платежного средства правила о цифровых правах. Это невозможно, поскольку законопроект не относит цифровые деньги к цифровым правам, а правовая природа прав, зафиксированных в электронной форме, различна.

По мнению заместителя руководителя Аппарата ОП по правовым вопросам Людмилы Маировой, предлагаемые изменения в ст. 160 ГК являются излишними. Заключение договоров в электронной форме, что признается тождественной письменной форме, допускается п. 2 ст. 434 ГК в действующей редакции.

Также излишней представляется предлагаемая п. 4 ст. 2 законопроекта новая ст. 783.1 ГК. Она предусматривает допустимость заключения договора, предметом которого является предоставление информации. Заключение такого договора возможно и в рамках действующего законодательства в силу принципа свободы договора, а также с учетом широкого по своему предмету договора возмездного оказания услуг. Пункт 2 ст. 779 ГК предусматривает, что к договорам оказания информационных услуг применяются правила главы 39 «Возмездное оказание услуг». Таким образом, гражданское законодательство допускает возможность сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации, необходимостью легализации которых обосновывается предлагаемая новая ст. 783.1.

Эксперты пришли к выводу, что принятие законопроекта в предложенной редакции не позволит создать полноценное правовое регулирование соответствующих общественных отношений и не соответствует цели принятия закона — закреплению в гражданском законодательстве нескольких базовых положений, отталкиваясь от которых, российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений (токены, криптовалюта и пр.), обеспечивать условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений (информацию). Его принятие может привести к созданию новых проблем вместо решения существующих.

Заключение по результатам общественной экспертизы законопроекта направлено в Общественную палату России.

Пресс-служба Общественной палаты Кабардино-Балкарской Республики

Теги: Кабардино-Балкарская Республика

Актуальный комментарий

Владимир Путин распорядился создать организацию «Россия — страна возможностей»

  • Артем Метелев

    23.05.2018

    Артем
    Метелев

    «Это хорошая новость для тех, кто разделяет идею конкурентности во всех сферах жизни, кто выступает за справедливое распределение ресурсов в системе поддержки молодых лидеров и талантов»

Депутат Верховной Рады решил уничтожить Крымский мост

  • Елена Сутормина

    23.05.2018

    Елена
    Сутормина

    «Весь мир борется против терроризма, а некоторые пропагандируют его практически в сердце Европы»

Календарь событий

предыдущий месяц следующий месяц  
 

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться