RSS Eng

08 июня, 2015

RSS

Печать

Нужен ли нам закон, лишающий семью суверенитета?

Так поставили вопрос участники общественных слушаний в Общественной палате РФ

Нужен ли нам закон, лишающий семью суверенитета?

«Неделю назад мы отмечали День защиты детей, и в этом контексте говорили о таком явлении, как насилие в семье, которое, несмотря на все профилактические меры и на все существующие законы, и на все усилия общества, присутствует в нашей жизни», — предваряя дискуссию, сказал член ОП РФ Павел Сычев.

В слушаниях «Законопроект о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия: мнение общественности» приняли участие эксперты, юристы, психологи, педагоги представители множества общественных организаций, таких, как Ассоциация родительских комитетов и сообществ, Общероссийская общественная организация «Всероссийское родительское собрание».

Модератор слушаний, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, член Общественной палаты РФ протоиерей Всеволод Чаплин сформулировал основную задачу слушаний — аргументированно и взвешенно ответить на вопрос — нужен ли обсуждаемый закон семьям России.

«В нашей стране все больше оформляются две тенденции формирования норм общественной жизни — одна из них предполагает максимальную независимость России в ее развитии, сохранение традиционных ценностей, сохранение традиционной семьи, решительный отход от той нравственной распущенности, которая возникла в постсоветское время. Другая тенденция — попытка идти за теми убийственными для России процессами, которые навязываются международными структурами», — отметил отец Всеволод.

По его словам, в обсуждаемом законопроекте предусматривается целый ряд инструментов, пригодных лишь для разрушения семьи.

«С одной стороны, очевидно, что есть семьи, в которых страдают женщины, дети, да и мужчины страдают, и в этом случае и общество и государство, должны предпринимать соответствующие меры, и все необходимые для этого законы существуют. С другой стороны, — нужен ли нам закон, который вводит такие расплывчатые понятия как „экономическое насилие“, „психологическое насилие“, который по каждой жалобе и каждому поводу предполагает судебное вмешательство, „защитные предписания“, временное или постоянное выселение обвиненного человека из жилища», — спросил Всеволод Чаплин.

Более подробно о содержательной части законопроекта рассказала Ольга Леткова, член Центрального Совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ (АРКС), директор Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, председатель Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка.

«За счет широты понятий, за счет их расплывчатости в этом законопроекте, под экономическим насилием может пониматься лишение любых сумм, любых материальных благ, которые якобы причитаются, кому-либо из членов семьи. В результате любые действия родителей практически можно объявить противозаконными, квалифицировав их как насилие. По заявлению о насилии любого типа могут приниматься меры. Какие это меры? Это, например, изъятие ребенка из семьи и помещение его в приют. Это та самая ювенальная юстиция, против которой у нас общественность выступает много лет. Если до этого у нас были какие-то ювенальные технологии, которые применяют те или иные органы и структуры, то сегодня мы говорим — это суд, который будет рассматривать семейные дела, отношения в семье, который будет выносить решения, как людям строить свои отношения и отношения со своими детьми», — пояснила Ольга Леткова.

Председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Дмитрий Смирнов обратил внимание присутствующих на то, что законопроект о предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия разработан структурами ООН и довольно широко внедрен странами Северной Европы, и негативные последствия уже очевидны.

Эксперты также заявили о «пустотелости» законопроекта, например, предусмотрены некие надзорные структуры, которые должны контролировать жизнь семей, также многие положения поощряют доносительство, как частное, так и со стороны некоммерческих правозащитных организаций. Настороженность у экспертов так же вызвал тот факт, что в законе существуют лишь два субъекта воздействия — потерпевший и семейно-бытовой нарушитель.

Резолюция по итогам общественных слушаний будет подготовлена и разослана в профильные госструктуры в ближайшее время.

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Теги: Комиссия по поддержке семьи, детей и материнства, Павел Сычев, Семья и дети, Всеволод Чаплин

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться