RSS Eng

14 февраля, 2006

RSS

Печать

Точка подсчета

Конкурс проектов реконструкции Новой Голландии в Санкт-Петербурге показал, что в своих архитектурных решениях авторы руководствовались, прежде всего, подсчетами выручки за аренду каждого квадратного метра будущих торговых и офисных центров, а отнюдь не предназначением этой территории. Сегодня Новая Голландия либо может стать точкой развития целой части исторического центра, сейчас живущей лишь отголосками блеска и привлекательности парадного Петербурга, либо исчезнуть, оставив после себя только миф. Новая Голландия – наш собственный «бермудский треугольник». Уникальный остров, о который сегодня разбивается симфония архитектуры парадного центра: даже водные экскурсии по рекам и каналам заканчиваются у Новой Голландии - отреставрированные красоты исторического Петербурга упираются в величественные, но запущенные виды бывших военных складов. Остров легендарный, но малознакомый большинству петербуржцев, не говоря уже о туристах, в силу своей многолетней закрытости для посещений. Новая Голландия - откровенный нереализованный потенциал туристического Петербурга. Какие чувства охватывают любого горожанина при известии о приближающейся реконструкции? Конечно же, оптимизм и надежда на лучшее. Оправдать эту надежду, призвана была выставка проектов реконструкции, где на тщательно созданных макетах мы должны были увидеть будущее знаменитого острова. Макеты получились красивые и нарядные, с подсветкой и любовно созданными деревцами, с тщательно прорисованными элементами фасадов и даже крошечными фигурками людей. Там есть все, вплоть до мельчайших деталей – маленьких парусных лодочек у внутреннего причала. Только вот будущего Новой Голландии на этих макетах нет. Только коммерчески оправданное настоящее. А это уже серьезная заявка на окончательную утрату памятника архитектуры, задуманного как один из важнейших ансамблей имперского Петербурга. Можно, конечно, говорить, что символы утратить невозможно, и легенда останется в веках. Мол, храм Артемиды в Эфесе – сожжен, шесть из семи чудес света не существует, да и гигантов-Будд недавно взорвали. И ничего. Легенды продолжают привлекать туристов, а из поколения в поколение передаются предания о тех, кто уничтожил эти прекрасные сооружения. Что ж, если есть задача прославиться в роли уничтожителя значимых культурных ценностей, то участники конкурса проектов представили даже несколько вариантов такого пути. Почему так важно сохранить Новую Голландию, точнее говоря, в результате реконструкции дать ей долгую и насыщенную жизнь? Да потому что в тени исторических деревьев Новой Голландии – секрет возрождения и развития целого архитектурного комплекса центра Петербурга. Поклонники мистической теории найдут подтверждение этого в тех фактах, что Новая Голландия возникла одновременно с Петербургом и разделяет его судьбу. Она в упадке и деградации ровно столько, сколько находился в упадке и деградации Санкт-Петербург. Она была лишена своего предназначения и закрыта для посетителей, как и Петербург, был лишен столичных функций, да и закрыт на многие годы для большого туристического бизнеса вместе со всей страной. Но дело даже не в параллелях, а в том, что совершенно объективно Новая Голландия – это тот последний штрих, который необходим данной части исторического центра, чтобы заиграть всеми гранями своей красоты, чтобы раскрыться посетителям и туристам, чтобы стать не менее привлекательным, чем нынешние туристические «хиты» города: Невский проспект, Дворцовая площадь, Петропавловка. Новая Голландия возникла вместе с городом, с той же судьбой, что и город, и по воле того же автора, что и весь город – по воле Петра. Новая Голландия воплотила смысл города. Иначе говоря, это одна из значимых вех на пути России в Европу: Новая Голландия – первый европейский торговый порт России. Новая Голландия объединяет в один архитектурный ансамбль Николаевский дворец, Мариинский театр и Никольского собор - ансамбль, по размерам и ценности равный ансамблям Дворцовой площади, Марсового поля, стрелки Васильевского острова, Петропавловской крепости. Надо только открыть его, надо сделать Новую Голландию – точкой раскрытия этого ансамбля для города и горожан. Открыть дворец Бобринских, раскрыть потенциал Конногвардейского бульвара, увидеть продолжение ансамбля в доме барона Штиглица. Все это единый комплекс, который может и должен стать центром мировой туристической привлекательности, и центром привлекательности для петербуржцев. Помпезная Исаакиевская, романтическая Театральная площади, Никольский собор – очаровательная игрушка в стиле барокко, строгие набережные – все это лишь части целого, которое возникает только тогда, когда в самом сердце этого района города возникает живая суета развлечений и размеренная деловая жизнь на островке удивительно правильной треугольной формы. Живая Новая Голландия разворачивает перспективу Петербурга, делает его многомерным, заставляя отрываться от единственного стержня города: Невский проспект – Дворцовая площадь. Наконец, уже не за горами выход парадного Петербурга к морю: планируется перевод заводов, освобождение набережных, упразднение нынешних производственных зон в непосредственной близости к историческому центру. Это резко и многократно увеличивает объем города, открытого и привлекательного для гостей и жителей города. А это значит, что Новая Голландия дает новый толчок экономического и культурного развития целой части Петербурга. Все это не новость: с самого начала возникновения идеи реконструкции Новой Голландии утверждалось, что этот остров должен стать местом активного времяпрепровождения публики, для круглосуточного и круглогодичного посещения петербуржцев и гостей города. Естественно, реализовать эту задачу можно, только если Новая Голландия становится крупным культурным, торговым и досуговым центром города. 45 тысяч квадратных метров памятников ЮНЕСКО, в которых может быть расположены любая масштабная выставка, экспозиция любого музея мира, и, одновременно, найдется место для круглосуточной и круглогодичной привлекательности для массовой публики. Полное использование площади – от 150 до 200 тысяч квадратных метров в таком месте – это и музеи, и выставки, и крупные магазины, и бутики, и казино, и дискотеки, и детские развлекательные центры. Именно такая Новая Голландия станет ядром жизни этой части города, станет его экономическим чудом, станет его точкой интенсивного развития. Вот это надо просчитать, на это надо рассчитывать. А не быть горе экономистами, которые скрупулезно подсчитывают цену каждого квадратного метра офисно-торговых помещений и гаражей в 10 минутах от Невского. Проект реконструкции Новой Голландии должен создать кумулятивный эффект, и поднять цену на каждый квадратный метр площади всего окружения Новой Голландии, а не усреднить ее по сегодняшнему дню. На идею нового культурного, развлекательного и торгового центра работает идея Пиотровского - создать здесь постоянно действующую выставку крупнейших музеев мира, идея Гергиева - создать Дворец Фестивалей, идеи архитектора Фабрицкого и так далее, и тому подобное. Необходимо дать этому острову функцию и смысл развития, а не застроить малоинтересными стекляшками для торговых павильонов. Не надо думать о копеечной сиюминутной выгоде, когда на кону стратегия развития города! Нельзя жить по принципу «украл – удрал». Именно тогда появляются «геростраты»: один раз сжег храм, или снес его, или перестроил – и остался известен на века. Видимо на эту известность рассчитывают авторы так называемого «голландского проекта» (проект «Эн Эйч Ай Групп»), который предлагает нарушить все и всяческие ограничения, установленные Комиссией по охране памятников: и по высотности зданий, и по сносу исторических построек. При этом проект являет собой самое, что ни на есть упрощеннее представление о Новой Голландии, да и о самом Санкт-Петербурге. Что может быть примитивней, как на словосочетание «Новая Голландия» возвести а-ля «голландские дома»? Мало того, что предложенная стилизация, откровенно говоря, обладает не очень высокими художественными достоинствами, так и сама идея формировать архитектурный ансамбль в самом центре Петербурга на неприкрытом подражании - абсурдна. Разве архитектор Новой Голландии - француз Вален-Деламот - не знал голландскую архитектуру? Но его решения выходят далеко за лобовое восприятие понятия «Новая Голландия», как и сам Петербург, выходит далеко за простое стремление копировать Европу. Да, Петр строил Петербург, ориентируясь на лучшие достижения мировой архитектуры, но в итоге мы получили город, каждый ансамбль которого и масштабней, и величественней «образцов». Версаль выглядит лишь скромным подобием Петродворца или Царского села, масштабы Невы подавляют своим размахом очарование узеньких венецианских каналов, а Вена, как писал Довлатов, «при ближайшем рассмотрении оказывается Петербургом от Фонтанки до Литейного»… Поставить голландские домики и сделать в них офисы – что может быть проще? И поставить башенку 43 метра, и ее сдать как офисы. А о реставрации забыть на десятилетия, сославшись на какие-либо непредвиденные обстоятельства. Мало ли какие обстоятельства окажутся непредвиденными в наших условиях! И в итоге – доходные «голландские дома» приносят прибыль (все-таки расположение в центре), а остров, вместе со всей окружающей средой остается в том же деградирующем состоянии. Создается впечатление, что инвестором так называемого «голландского проекта» являются сами организаторы конкурса. Ведь только так можно украсть пол Новой Голландии, пол Петербурга. А между тем ограничение 23 метра по высоте является условием конкурса. И если и можно выходить за предел 23 метра здесь, то это должна быть уникальное сооружение, равное по художественному воздействию Исаакиевскому собору, Петропавловской крепости, Смольному монастырю. Зеркальная высотка, предложенная в проекте, никак на это не тянет. В результате, мы получаем убийственный проект. Проект, убивающий не только идею возрождения Новой Голландии, но и целой части исторического Санкт-Петербурга. В таком же духе выполнен и «немецкий проект» (проект «Engel und Zimmerman»): создатели явно руководствовались задачами сооружения в кратчайшие сроки большего количества коммерческих площадей. Он ничего не создает, он даже не бережет то, что есть. Единственный из представленных проектов, который производит впечатление серьезного подхода к проблеме - это проект компании «Фостер и Партнеры». Его идеолог – известный архитектор Норманн Фостер, прославившийся такими значимыми работами, как реконструкция здания Рейхстага, Трафальгарской площади и др. - сохранил все здания архитектурного ансамбля и предложил интересную доминанту – открытый амфитеатр Дворца Фестивалей. Видно, что здесь хотя бы подумали о том, что такое этот остров в контексте исторического центра, какую роль он призван сыграть в развитии города. Но и этот проект имеет целый ряд недоработок. Конечно, проекты, которые наиболее близки к сути города, к предназначению Новой Голландии – это проекты архитектора Вениамина Фабрицкого, который посвятил 30 лет своей жизни этой проблеме. Но его проекты в конкурсе не участвуют…. Так что же произошло? Почему архитекторы пошли по такому пути? Почему как минимум два из трех предложенных проектов откровенно примитивны и сугубо утилитарны? Почему, наконец, Вениамин Фабрицкий со своими выстраданными за 30 лет вариантами реконструкции Новой Голландии просто не участвует в конкурсе? Причина, безусловно, в изначально неверно поставленных задачах. Организаторы конкурса слишком увлеклись экономической составляющей. Но возникает вопрос: зачем считать экономику для инвестора? Зачем считать деньги в чужом кармане, как это делают организаторы конкурса? Если за реконструкцию берется инвестор на частные деньги, то не может быть условием конкурса экономический эффект! Экономическую целесообразность инвестор сам себе посчитает. И только тогда возьмется за реализацию, когда это будет рентабельно. Условием подобного конкурса, который проводит власть, должен быть стратегический, кумулятивный эффект от реконструкции, стратегическое обременение памятника архитектуры федерального значения. Критериями для оценки проектов должны быть не скорость, с какой вложения инвестора окупятся этому самому инвестору, а перспективы развития данного конкретного архитектурного ансамбля в контексте развития исторического центра Петербурга в целом. Подведение итогов данного конкурса ожидается 14 февраля. ……Я глубоко убежден, что этот конкурс не должен закончиться объявлением победителя. В настоящее время, победителей в этом конкурсе нет. Поскольку по большому счету нельзя назвать этот конкурс состоявшимся. Необходимо вернуться к практике двухэтапного проведения подобных мероприятий: на первом этапе – конкурс проектов, а на втором уже по выбранному проекту – конкурс инвесторов. Как и предлагалось раньше. И для этого есть механизмы, и не только те, которые придумали сегодня организаторы конкурса. Не исключено, что иные условия и механизмы усложнят возможность решения мелких бухгалтерских задач, которые сегодня поставлены во главу угла. Вот это как раз не беда. Беда, когда представленные проекты оказываются исключительно «взяткоемкими» по своему способу осуществления: они позволяют достаточно быстро и дешево осуществить собственно коммерческую часть и надолго забыть о памятнике архитектуры. И этого, вроде, как никто и не замечает. Я обращаюсь ко всем членам Общественной палаты и, прежде всего, к губернатору города, Валентине Ивановне Матвиенко: нельзя завершать этот конкурс! Вы, Валентина Ивановна, став губернатором Санкт-Петербурга, оказались в одном ряду с великими женщинами, которые руководили этим городом и преумножали его красоту и величие: Екатерина Первая, Елизавета, Екатерина Вторая. Все эти великие императрицы строили Санкт-Петербург, привносили свое, но сохраняли его неповторимость и блеск. Обратите внимание на этот конкурс! Именно Новая Голландия может быть самой главной точкой Вашего губернаторства: возрожденная Новая Голландия – это след на десятилетия, на века. Если Новая Голландия обретет свое предназначение - это сможет стать толчком в экономике города, в духовном развитии города, наконец, в экономике всей страны, и в духовном развитии всей страны. Это может быть частью национальной идеи. Вы способны это понять. Тогда не придется опираться в решении на риэлтерскую цену квадратного метра, а можно будет увидеть за красотой проектов реконструкции предназначение и будущее Новой Голландии, а значит и Петербурга. Вот тогда в городе все получится. С уважением, Член Общественной палаты РФ Президент Фонда поддержки законодательных инициатив Г.А. Томчин

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Оставьте свой комментарий

Чтобы оставить комментарий, вы должны войти или зарегистрироваться

Актуальный комментарий

Самолет-«шаман»: Як-42 второй день увеличивает осадки в Крыму

  • Наталья Кирюхина

    01.10.2020

    Наталья
    Кирюхина

    «С помощью современных технологий увеличение осадков может достичь 10–30 процентов»

В ГД состоялся правительственный час с участием Министра сельского хозяйства РФ

  • Юлия Оглоблина

    01.10.2020

    Юлия
    Оглоблина

    «Без должного уровня развития инфраструктуры и решения жилищного вопроса привлечение в отрасль молодых квалифицированных специалистов невозможно»

Календарь событий

предыдущий месяц следующий месяц  
 

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться