RSS Eng

19 октября, 2010

RSS

Печать

Борис Альтшулер: Вводя в школу религию мы создаем культурное гетто

19.10.2010

Общественный совет при Минобрнауки подвел первые итоги изучения школьниками 4-х и 5-х классов экспериментального курса «Основы религиозных культур и светской этики». Почему рекомендовано не расширять границы эксперимента, в интервью РИА Новости рассуждает член Общественного совета, руководитель организации «Право ребенка», член Общественной палаты РФ Борис Альтшулер.

- Борис Львович, школьники уже две четверти изучают курс по основам религиозных знаний и светской этики. Как проходит нововведение? К какому заключению пришли члены Общественного совета?

- Есть вопросы и недочеты: жалобы на учебники и уровень подготовки педагогов. Что вполне естественно — дело новое, а подготовка шла в авральном режиме. Поэтому одна из главных рекомендаций Общественного совета на основе той информации, какая нам была представлена, — сохранить эксперимент в нынешних рамках. До сих пор в нем участвовали 19 регионов, будут добавлены еще два, поскольку по этому поводу уже есть поручение президента. Дальше, мы полагаем, эксперимент расширять не стоит. Потому что у нас пока нет информации по главному вопросу: как сказалось введение нового курса на взаимоотношениях детей.

На заседании Общественного совета с докладами выступали главы департаментов образования Вологодской области Елена Рябова и министр образования и науки Красноярского края Вячеслав Башев. Это регионы — участники эксперимента. Я поинтересовался, как они оценивают опыт разделения детей по идеологическим мотивам, когда одни идут изучать православие, другие — ислам. Мы задаемся целью воспитания толерантности, а что на самом деле происходит, нет ли конфликтов? Вопрос восприняли с пониманием, заметив, что, к счастью, ничего «такого» пока не было — как говорится, бог миловал. Но опасность конфликтов осознается.

- Новый курс ввели в 19 регионах. Насколько похожи в них ситуации?

- Во многих регионах до 60% родителей и детей выбирают курс «Основы светской этики» и около 20% — «Основы мировых религиозных культур». Такая ситуация, к примеру, в Вологодской области, Красноярском крае. Объяснение простое: эти предметы нейтральные, и родители делают свой выбор, следуя принципу Гиппократа «не навреди».

Но есть регионы, которые выбиваются из общей картины. К примеру, в Чеченской республике 20 645 детей выбрали курс «Основы исламской культуры» и еще 73 ребенка — «Основы православной культуры», остальные курсы никто не выбрал. Как справедливо заметил на заседании Общественного совета Алексей Венедиктов (главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»), мы создаем культурное гетто. О какой единой стране в таком случае можно говорить? Мы в данном случае чеченских детей в первую очередь обделяем, потому что они других культур не будут знать. Но мы же не Саудовская Аравия и не Иран!

И что происходит в этих классах, мы тоже не знаем.

Как сложились отношения с одноклассниками православных ребят в Чечне? А как чувствует себя один в классе мусульманский ребенок в Ставропольском крае, где 68% школьников выбрали «Основы православной культуры»? Статистика по этому региону тоже сильно отличается от других.

Я помню, как несколько лет назад в Воронежской области ввели курс «Основы православной культуры» у первоклассников. В одной из школ преподавал священник в рясе, что вообще недопустимо. В классе учился мальчик из протестантской семьи, которому родители сказали: эти уроки не посещать, — так его стали избивать одноклассники.

Я счастлив, что курс не ввели в старшей школе, когда дети начинают чаще конфликтовать и подавлять тех, кто слабее. Лично я не против самого предмета: степень безграмотности по этому вопросу у нас колоссальная. Другое дело, что остается актуальным вопрос, который мы поднимали и до начала эксперимента: надо ли делить детей, чтобы все изучали разные предметы? Почему не ввести единый курс «Основы светской этики и мировых религий»? К тому же религия — это очень интимная тема. Ребенок может быть из семьи верующих, но он и его родители не хотят это афишировать, а тут надо при всех сделать выбор.

- Вы говорите, что есть жалобы на учебники. В чем их недостатки?

- Они слишком академичные. Их писали специалисты как научные статьи, сухо. Должен быть не учебник, а скорее книга для чтения, понятная и богатая на примеры, цитаты. Ведь очень многое зависит от того, по каким материалам занимаются дети. Российский педагог Константин Ушинский в конце 19 века своим учебником «Родная речь», к примеру, полностью изменил характер преподавания литературы в школах. Потому что его учебник был полезен и удобен и для учителей, и для учеников. Такого же типа учебник нужен и по этому предмету — найти бы только автора. Это должен быть человек, который помнит хорошие детские книги и понимает психологию детей. На заседании совета не случайно вспоминали имя Корнея Чуковского — этот человек умел говорить с детьми на их языке…

 

Елена Кузнецова, РИА Новости


 

ИА "Инфо-ислам"

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться