RSS Eng

09 сентября

RSS

Печать

«Бились за сына не на жизнь, а на смерть»: многодетная мама два года добивалась опеки над мальчиком с синдромом Дауна

Юлия Зимова помогла в оформлении опеки

«Бились за сына не на жизнь, а на смерть»: многодетная мама два года добивалась опеки над мальчиком с синдромом Дауна
Ольга Шахрай, многодетная мама из Дзержинского района Калужской области, два года добивалась оформления опеки над мальчиком с синдромом Дауна. К тому моменту, когда она услышала об отказнике Мише, Ольга уже воспитывала шестерых собственных детей. Младший, Ваня, тоже с синдромом Дауна. 
 
Супруги Шахрай, узнав о диагнозе ребенка еще во время беременности Ольги, не побоялись трудностей и признаются, что даже не подозревали, сколько теплоты и любви в их большую семью придет с появлением Ванечки.
 
«Когда он появился на свет, мы в него влюбились. Такой любви, таких эмоции мы, кажется, не испытывали прежде, Ванечка — это радость в нашей семье. Да, с ним сложно, да, с ним надо заниматься, но он обучается, мы в нем просто растворились», — рассказывает Ольга.
 
Однажды супруги Шахрай услышали историю о том, что в результате ЭКО родилась двойня: девочка здоровая, у мальчика синдром Дауна, и родители приняли решение отдать сына в дом ребенка: «Эта история задела нас за живое и заставила задуматься о детях-сиротах с инвалидностью. Меня потрясло то, что с двойней так поступили, ведь у них особая связь друг с другом. Тогда мы захотели, чтобы у Вани был такой же брат, как и он, чтобы они росли вместе. Так мы решили взять в семью ребенка с таким же диагнозом».
 
В опеке отказать
 
Ольга и Яшар Шахрай прошли обучение в  школе приемных родителей, сдав предварительно психологическое тестирование. 
 
«Мы спрашивали у специалистов Центра содействия семейному устройству детей: “Вы тесты наши посмотрели, может, нам не стоит в это ввязываться и, может, мы не сможем стать приемными родителями?” Они нам сказали: “Приезжайте в нашу школу на обучение”. Однако на последнем занятии нас вызывает психолог и говорит, что мы не можем быть приемными родителями. Мы были в шоке».
 
Органы опеки также отказали семье в предоставлении такого права, ссылаясь на маленькую жилплощадь в 56 квадратных метров.
 
«Тогда мы пристроили к дому второй этаж и снова пригласили органы опеки. Они вынесли нам мелкие замечания, которые мы быстро устранили: заглушки на розетки, кроватки переставить. В итоге органы опеки заявили нам, что ребенку все-таки будет лучше в интернате и там он будет иметь больше благ, чем в вашей семье».
 
В итоге центр, в котором супруги проходили школу приемного родителя, заключил, что в семье для приемного ребенка большое количество рисков и что, согласно результатам психологического тестирования, семья к такой ответственности не готова. На комиссии по делам несовершеннолетних было принято решение в опеке отказать.
 
Мы бились за ребенка
 
Ольга Шахрай обратилась за помощью к первому заместителю председателя Комиссии ОП РФ по поддержке семьи, материнства и детства Юлии Зимовой, которая помогала семье выстроить конструктивный диалог с региональными властями. Общественница организовала встречу семьи с органами опеки и попечительства Дзержинского района, пригласив представителей министерства труда и социальной защиты Калужской области, а также специалистов Центра содействия семейному устройству детей. Юлия Зимова уверена, что диалог на межведомственном уровне был просто необходим в муниципальном районе, который не имел практики решения вопросов об опекунстве над ребенком с инвалидностью. 
 
«Мы должны помогать семьям, которые готовы воспитывать детей с инвалидностью, и помогать таким семьям должны все: и специалисты центров сопровождения, и органы опеки и попечительства, и региональные власти, и общественники, — потому что детям с инвалидностью нужна семья. Если есть возможность образовать такую семью, нужно сделать все, чтобы это произошло. И по большому счету положительный исход ситуации получился благодаря тому, что подключились и региональные власти, и центр сопровождения, и общественники, и семья, которая основательно подготовилась к приему малыша», — отметила она.
 
Устройство в семьи детей с особыми потребностями — это особая тема, подчеркивает Юлия Зимова. Не многие родители готовы к такому шагу.
 
«Часто на практике особых детей под опеку берут семьи, где уже есть дети со схожими особенностями в развитии, потому что родители знают, как лучше реабилитировать ребенка, как и где ему получать образование и т. д., — говорит Зимова. — Поэтому такие семьи — особая категория, им нужно помогать. Большое спасибо калужскому министерству труда и социальной защиты за поддержку. Для нас каждая семья, которая готова воспитывать особого ребенка, — это шанс одного малыша воспитываться в семье, и мы должны помогать на всех этапах».
 
Общественница также отметила, что для органов опеки Дзержинского района Калужской области это важный шаг, особенно когда в регионе немного замещающих семей, воспитывающих детей с ограниченными возможностями здоровья: «Для региональных властей, для семей, для всех это большое и важное дело».
 
«Слез было пролито немало, — вспоминает Ольга Шахрай. — После вмешательства Юлии Зимовой нам подписали документы. Мы бились за ребенка, и это была война не на жизнь, а не смерть. Сейчас это настолько мой мальчик, он настолько в моем сердце, это мой сын. У него большой потенциал. У меня такая радость, что Миша дома, с нами. Наконец мы вместе».

Теги: Юлия Зимова, Добились, обращения граждан

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться